«Сцены из придворной жизни» — сцена третья

Сцена третья

(Царь (Трибун), Друг-Советник на сцене на фоне далекого Трона)

Царь

— Ну вот и все.

Кто смел,

Тот – съел,

Кто опоздал,

Тот — не успел.

Корона — на моем челе…

Ее размер подходит мне

Вполне…

Могу теперь

Отдаться страсти,

Которая зовется

Властью.

Друг-Советник

— Зачем вам власть?

Царь

— Сейчас скажу,

И на примерах покажу.

Есть тяга смертных к продолжению рода,

Которая самцов толкает к самкам.

Она сильна?…

Она сильнее смерти!

Когда самцы,

Влекомые инстинктом

Сшибаясь лбами,

Высекают искры

Любовных битв

Перед глазами самки,

Которая покорно ожидает,

Кто победит в смертельном поединке,

Чтобы ее покрыть

По праву силы.

Друг-Советник

— Зверье инстинктам следуя своим,

Дерется там, где места нет двоим,

Но человек не зверь.

Царь

— Он много хуже.

Зверь убивает

Только чтобы кушать.

У человека для убийств

Причин не счесть:

Дележка,

Ревность,

Зависть,

Злоба,

Месть,

Или, когда задета честь,

Или, когда задел плечом,

Иль стал работать палачом.

Тот убивает просто так

Тот – не за так,

Хоть за пятак,

Тот даже не упомнит как,

Сто человек

Убьет маньяк,

Не меньше изведет – судья,

Людей к петле приговоря,

Или под расстрел их подведя,

Но больше — бравый генерал,

Что на войну солдат погнал,

На бой,

Но больше — на убой,

Убийство ближних разрешив.

А чтоб солдаты больше убивали,

На грудь им вешает медали.

Зверь не способен на такое.

Убив он ищет лишь покоя,

Чтобы еду переварить.

Но человек готов убить

Не для еды,

А просто так.

Он будет сыт,

Но он – убьет,

И оправданий тысячу себе найдет.

И в этом наш перед природой грех,

Что миллионы убиваем

И… не съедаем!

Друг-Советник

— Так вот ты про какой инстинкт,

Который убивать велит…

Царь

— Не про него,

Он только часть

Инстинкта, что зовется

…Власть!

Друг-Советник

— Что за инстинкт?

Не слышал про такой.

Царь

— Его ты не пощупаешь рукой,

Нельзя понюхать

Или надкусить,

Чтобы немножечко вкусить.

Ни осязать,

Ни подержать,

Ни в руки взять,

Ни притянуть,

Ни даже языком лизнуть,

Нельзя услышать

Или разглядеть,

Хоть в оба глаза на него смотреть.

Друг-Советник

— Так может нет его?

Царь

— Он – есть,

Его приверженцев не счесть.

Что самка – раз ее покрыв,

Ослабнет страстный твой порыв.

Захочешь есть,

Захочешь спать,

А завтра рано так вставать…

Что смерть, которая страшна,

Покуда в гости не пришла,

А как пришла – не бойся зря,

Поскольку нет уже тебя.

Все это только лишь мгновенья

Для страха,

Или упоенья,

Которые сейчас пройдут…

И в утешенье снизойдут

К тебе заботы и покой…

И ты махнешь на все р

Рукой.

Такой премиленький инстинкт,

Который сильно не зудит…

Друг-Советник

— А тот – зудит?

Царь

— А тот – скребет,

Душе покоя не дает.

Страданий этих не прогнать,

Не снизойдет к нам благодать,

Чтоб передышку нервам дать.

Друг-Советник

— Каков инстинкт!

Царь

— Приобретенный,

Историей людской взращенный,

Из войн,

Турниров

И костров,

Из разоренных городов,

Из — права дать или не дать,

Или по праву – покарать,

Или без права – наказать,

Чтоб свою силу показать,

И пострадать,

Когда придет

Кто твое право отберет,

По положенью старшинства.

Но лишь оправившись едва

Найти того, кто — под тобой,

Чтобы согнуть его дугой

В отместку тем, кто гнул тебя,

Перегибая палку зря!

Такая страсть

Зовется – власть,

Которая заставит красть,

И убивать,

И возжелать,

И лгать,

И близких предавать,

И тем давать,

Кто мзду возьмет

И тебя выше вознесет,

Пусть на ступень,

Но там опять,

Ты сможешь брать,

И сможешь лгать,

И жрать,

И спать,

И возжелать

Того, что возжелать нельзя.

Но разве лез туда ты зря?

И значит можно снова взять,

И – дать,

И дальше передать,

И через это – выше встать,

Чтоб можно было больше брать…

И драть три шкуры,

Две – отдать,

Чтоб выше на ступеньку встать…

И стать…

А может и не стать,

Как знать…

На лестнице той нет перил,

И хоть идешь ты не один,

Никто не даст тебе руки,

Но все подставят локотки,

Толкая к краю,

Где – пропа́сть

Если в ту про́пасть вдруг упасть.

Но вниз – упав,

Ты вновь встаешь,

И вновь по лестнице ползешь,

Пихая тех,

Кто рядом, вниз.

И тем,

Кто на краю завис,


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *