«Сцены из придворной жизни» — Сцена шестая

Сцена шестая

(Разговор горожан в трактире)

Первый Горожанин

— Сегодня видел я Царя

Видать — не зря

Он шел в придворных окруженье…

Какое го-ло-во-кру-женье

Когда смотреть с таких высот

На тех, кто там внизу живет

Ну почему не я он

Судьбой

На Царство вознесен?!

Второй Горожанин

— Велик наш Государь

Не нам с тобой чета

Но, впрочем, мы не смыслим в этом

Ни черта!

 Первый Горожанин

— Я ни черта?

Я хоть теперь на трон!

Второй Горожанин

— Пардон!…

Чем ты готов пожертвовать за власть?

Чего лишиться

Чтобы править всласть?

Первый Горожанин

— Отдам все то

Что нажил за года!

Второй Горожанин

— Лишиться чего нет —

Какая в том беда!

Отдать свой ветхий дом

Чтоб обрести дворец?..

Кафтан в заплатах

Поменять на злато,

И снять картуз,

Чтобы надеть

Венец?..

Невелика твоя оплата.

Первый Горожанин

— Какая есть

А все ж цена

И для меня она ценна!

 Второй Горожанин

— Но коли вспомнить мудрецов

Чем ты еще платить готов?

Слезой — ребенка?..

Первый Горожанин

— Заплачу!

Второй Горожанин

— А две слезы?

Первый Горожанин

— Хоть сто — пролью

Я за ценой не постою!

Второй Горожанин

— А всех детей?

Их матерей?

И вдов

Оплакавших мужей?

Что бросит государь

В огонь

Междоусобных

Скорых

Войн…

Отдашь?

Первый Горожанин

— Не знаю…

Нет — даю!..

Второй Горожанин

— В тебе других я узнаю…

Что нам до слез,

Которые — ничьи?..

Но мириады слез

Сливаются в ручьи,

Ручьи переполняют берега,

И вот, течет из слез река

В себя вбирая новые ручьи.

Ничьи…

Сойдутся две реки

В один поток,

Потоки, слившись, учинят потоп,

Который из конца в конец страны

Порушит все плотины и мосты,

И разливаясь от границы

До столицы,

Топя в слезах

Селенья

И провинции,

Смывая с карт

Большие города…

Потоп

Придет сюда!..

Зальет слезами крепостные рвы

И захлестнет по маковки

Дворцы,

В которых будешь править ты!

Первый Горожанин

— Довольно!

Хватит!

Слезы — не водица,

Чтоб ими

За корону расплатиться!

Второй Горожанин

— А чем тогда платить?..

Иль может ты готов

За власть

Отдать себя

Хотя бы часть?

Первый Горожанин

— Смотря какую часть?

Второй Горожанин

— Не нужную царю

— …?

Второй Горожанин

— К примеру, слух

И станешь ты тогда к мольбам

И просьбам глух…

Или отдай глаза,

Чтоб их не отводить,

Когда к тебе

Убогих станут подводить,

Которых царствие твое

Начнет во множестве плодить!..

Первый Горожанин

— Лишиться глаз,

Чтоб не узреть врагов?

Каков!..

И не услышать

Злобный шепот за спиной?

От этого уволь!

Второй Горожанин

— А коль тебе остаться без руки?

Первый Горожанин

— О том и вовсе думать не моги!

Чем стану скипетр держать?

Послам и Главам руки жать?

Вручать награды?

Получать?

С груди срывать?

В лицо швырять?

Чем обнимать?

Честь отдавать?

Снимать погоны?

Узы рвать?

Бить по щекам,

По ним трепать?

В ответ подарки принимать?

А брать?..

Как брать, коль нечем брать?!

И чем грозить?

И направлять?

Как бдить?

Корону поправлять?

А показать?

А указать?!

Перстом водить?

Им ковырять?..

Под мантией себя чесать?..

И в туалет сходить по…

надобности…

Второй Горожанин

— А если ноги?

Первый Горожанин

— Без ноги

Царям как будто не с руки.

Что и на что им положить?

И нет чего

Как им скрестить?

И что задрать?

И чем качать?

Чем шаркать?

С дамой танцевать?

Как утром встать не с той ноги?

И делать твердые шаги?

Чем, в гневе о паркет стучать?

И как законы преступать?

И чем свободы попирать?

Как топать?

И ростки топтать,

Когда народ

Начнет роптать?

На чем стоять едва-едва,

И что засунуть в стремена?

Когда потребует война

Идти в поход?

Как мне шагать?

Маршировать?

На что ботфорты надевать?

И чем впечатывать шаги,

Чтоб поступь слышали враги?

И как ступая не упасть,

И как упав,

В глазах не пасть?

А пав,

Подняться как с колен?

Поскольку нет колен совсем!

А будь нужда их преклонить?

Как с этим быть?

Как мне без ног

На ноги встать?

И как без них мне устоять?

И как пойти

И не сойти

Без ног

Со своего пути?

И как бежать?

Не чуя ног?

На чем войти

В родной чертог?

Через себя перешагнуть?

Врага, поверженного, пнуть?

На чем незыблемо стоять?

Чтобы не пяди не отдать!

А коль придется победить,

На чем в столицы мне входить?

Как на своем мне наСТОЯТЬ?

К чему знамена преклонять?

И признавая мою власть,

К каким ногам народам пасть?

Чтобы томиться под пятой,

Себя не чуя подо мной?

Как под каблук

Весь мир подмять?

Мне не понять…

И как,

Не знаю я пока,

Шагнуть без ног

Через века?

Чтоб из забвения восСТАТЬ?

На площадях

Как в бронзе встать?

На чем стоять,

Когда народ

Венки к подНОЖЬЮ принесет?

И утверждая свою власть,

К чему народ принудить пасть?

Как мне

Без ног

Пройти свой путь,

Чтобы в бессмертие

Шагнуть?

Второй Горожанин

— Тогда отдай

Чего не жаль!

То, чем не правит

Государь.

Первый Горожанин

— Чего еще себя лишить?

Второй Горожанин

— Того, чем ты привык грешить…

Первый Горожанин

— Чего?!

А не пошел ты на…

Второй Горожанин

— Вот про него я и толкую!

Первый Горожанин

— Не дам!

Корона ни к чему,

Коль я… его… себя не сберегу!

Второй Горожанин

— А уверял,

Что ты за власть

Готов пропасть!

Первый Горожанин

— Но тот,

О ком мы говорим,

Он – царствует,

Хоть с виду невредим!

Не глух,

Не слеп,

Не крив,

Не хром,

И остальное все при нем!

Тогда скажи,

Чем лучше он?

Второй Горожанин

— Тем, что за власть

Готов продать

Родную мать!

Первый Горожанин

— Какая ж в этом доблесть?

Второй Горожанин

— Доблесть – есть,

Без этого на трон

Живым

Не влезть.

Судьба — ревнивая особа,

Ей подавай любовь до гроба.

Первый Горожанин

—  Тогда скажи,

Чем платит он?

Второй Горожанин

— Да не рукой или ногой,

Своею буйной головой!

Которую,

Идя судьбе наперекор,

Он подставлял

Сто раз

Под палача топор.

Теперь охотники

На Трон его найдутся…

А кто б тогда

Готов был с ним судьбой махнуться?

Когда он был как перст один,

И был гоним,

И был браним,

И шанс имел

На миллион

Один,

Тогда бы

Ты пошел

За ним?

Первый Горожанин

— Нет,

Не пошел.

Второй Горожанин

— А он пошел.

И будучи один

Дошел,

Когда бы он тогда не победил

Где б нынче был?!…

Он заслужил себе корону,

По головам

Вскарабкиваясь к трону.

Не всяк сей путь пройдет

Не оступившись,

И «живота» в дороге

Не лишившись.

Он и теперь,

На троне восседая,

Что завтра ждет его

Не знает.

Как ни роскошен царский трон,

По сути он похож на

Кол.

И Царь, посаженный на царствие,

Рискует не короной,

Задницей!

А ты желая сесть на трон,

Готов

Под свой изящный

Зад

Подставить

Острый кол?!…

Тогда, о чем судить-рядить,

Когда мы не готовы заплатить

Чем платит он.

И так и должно́ быть,

Когда — по Сеньке шапка —

Ему – корона,

Нам – панамка.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *