Мы не рабы

 

Уважаю французов.

И еще греков.

И португальцев – тоже.

Потому что там чуть что – все прут на улицу и выражают свое несогласие. Или поддержку.

Вот, к примеру, французские школьники – где-то их там ущимили и – нате пожалуйста, на следующий день никто в школу не пошел, а все на улицу. Протестовать. И учителя к ним присоединились и даже химии! Побузили маленько, пригрозили и добились — все отменили.

У нас – не так.

Наблюдал я как-то очередь. В Департамент. Надо было там что-то перерегистрировать, но, обязательно, руководителям. То есть курьеров и замов за себя не пошлешь. И даже с доверенностью. И даже с нотариальной! Только первые лица! Наверное Департамент пожелал в глаза им заглянуть. В честные!

И еще Департамент сроки определил – сжатые. До того числа можно, а после – ни-ни!

В общем – обычный российский дурдом. Но я не о нем. Я о тех, кто пришел!

Потому что – пришли!

Вернее – приехали.

К означенному сроку.

Там такие машины стояли, как на автосалоне в Париже – только гораздо больше, потому что в три ряда, по всей улице в две стороны и до горизонта!

И повылазили из тех машин дядечки и тетечки – Куршавель с их лыжами отдыхает. И Ницца. Вылезли и пошли. Гуськом. Очередь занимать!

Наверное, это была самая дорогая очередь. В мире. Потому что каждый из них «весил» несколько десятков миллионов. Долларов. А их там были – сотни!

И вот встали они и стали ждать. И толкаться. И кричать:- «Я занимал!» и «Вы здесь не стояли!»… И бояться сбегать до ветру и терпеть, чтобы не потерять очередь.

Главы предприятий.

Руководители корпораций.

Финансовая элита страны.

И хоть бы кто-нибудь из них спросил – хотя бы себя – а что здесь, собственно происходит. Почему, вместо того чтобы зарабатывать деньги, надо тут стоять. Полдня. Или целый. И еще завтра, если очередь кончилась.

И почему обязательно до первого.

И до девятнадцати ноль ноль.

И окошек почему три. Или пять?

И почему бы по этому поводу не обидеться и написать телегу. Коллективную. Или перерыть дорогу. Или нанять тех, кто перекроет дорогу, потому что деньги есть! Или перекрыть кислород, нерадивым администраторам. Потому что деньги есть!

Но нет, в голову не пришло. Пришло – стоять! Ждать!

Элите!

Что ж тогда говорить о просто гражданах – которых всех в очередь, в одно окно, до шестнадцати и справок ворох и фото с уголком!

Или это норма?

Или можно вот так же Морганов, Соросов и Гейтцев в одну очередь согнать, лично самих, без адвокатов и держать на улице и в туалет ходить не давать и чтобы Бил за кофе в ближайший автомат отбежал, а Морган-младший орал ему что:

— Коли ушел – то и все, твоя очередь вся вышла и пошел ты Гейтц пешком к своей мамочке!

Что – можно? Лично я — сомневаюсь.

Что по отдельности пригласить – верю. И верю – что придут и деньги отдадут. Но устроить такое коллективное измывательство?…

И вспоминается мне в связи с этим печальные события одна тысяча восемнадцатого года, когда победившие большевики решили перечесть всех офицеров и велели им явиться на сборные пункты.И офицеры, белая кость, аристократы, прошедшие германский фронт — пришли. И встали в очередь, чтобы вписать себя в списки. Потенциально расстрельные. Сорок тысяч пришло! Да трети бы хватило, чтобы смести большевиков в полдня. Но… они пришли и стояли. И ждали. И бегали в кусты по нужде…

Ну уж такие мы.

Хотя – не все.

Рассказали мне тут недавно презанятную историю. Знакомые полицейские рассказали. И участвовали в ней не миллионеры, а как раз наоборот – самый из низов класс – деревенские мужики. Которые от сохи и не то что Куршевель – ботинок лыжных не видели. И даже замков от тех ботинок!

Деревня та стояла верст за сто от областной столицы и за сорок от райцентра. И дорога была только в одну сторону. Потому что дальше деревни никуда не шла, так как за ее околицей начинался непролазный лес, болота и урманы. Тупиковая была деревенька, во всех отношениях.

И случилось там вот что — поднялись в деревне цены. Локально, но сильно. В единственном местном продмаге, который держал их же односельчанин. И народ, конечно, стал роптать и возмущаться, но сделать ничего не мог, потому как свободный рынок, ценообразование и все такое прочее о чем толкуют в телевизоре. А кому не нравится – езжай в райцентр. Только автобус туда не ходит – раньше ходил, а теперь нет. Хочешь – пешком топай.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *