Случай на трассе

Парочка не поняла.

— Ну чего встали – садитесь!

И, вдруг, все поняв муж с женой подбежали к машине. Теперь они боялись не успеть.

Я спрыгнул с подножки.

— Забирайтесь…

Мужчина стал подсаживать беременную жену в кабину, та охала и хваталась руками за дверцу и за живот.

— Да лезь же ты лезь,- торопил ее муж и, одновременно, обращался ко мне,- Ну парень, ну ты!… Ну спасибо! Ну ты человек. Век не забуду.

Сунул мне руку, сжал ладонь.

Его жена выворачивая голову, благодарно улыбалась мне, часто-часто кивала.

— Спасибо вам. Ой спасибочки!

— Далеко собрались?- спросил водитель.

Муж назвал город, километрах в двухстах.

Я хлопнул дверцей.

Машина тронулась

Но мужик высунулся в окно и еще мне что-то долго кричал и показывал и большой палец. Чуть из машины не вывалился, чудак.

Очень скоро я пожалел о своем поспешном благородстве.

Машины проносились мимо моей задранной руки. Я терял терпение и терял лицо, начал суетиться. И чем больше суетился, тем меньше у меня было шансов отсюда уехать.

Идиот,- ругал я сам себя,- То же мне рыцарь печального, потому что мокрого и продрогшего образа!… Расчувствовался как гимназистка – им ехать два, ну максимум три часа, а тебе – тысячу верст! У них, если что, деревня рядом, всегда можно вернуться в теплую избу. А тебе куда с трассы ночью деваться?

Доброхот хренов!

Попутку я, все-таки, поймал. Проехал полчаса, потом еще полчаса, задремал. Проснулся от толчка.

Машины впереди осадили. Где-то далеко маячил ГАИшник с жезлом.

— Чего стоим?

— Да хрен его знает!- ответил водитель,- Смотри-ка…

Я посмотрел.

И увидел…

Под откосом, в пятидесяти метрах от дороги, перевернутый, со смятым в гармошку кузовом, с расплющенным передком валялся ЗИЛ-фургон. Тот самый! Кабины у него просто не было, кабина была искромсана и вскрыта, словно банка консервным ножом. На земле, вкруговую, были разбросаны рваные железяки, осколки стекла и какие-то вещи.

На обочине стояла машина скорой помощи с включенной мигалкой. По тому, как лениво бродила мед бригада было ясно, что спасать им здесь некого. Живых в ЗИЛе не осталось. Да и вряд ли кто мог уцелеть — фургон сорвало с дороги и перевернуло, потом еще раз и впечатало в какой-то столб.

— Эк его размолотило!- вздохнул водитель, проезжая мимо,- Не повезло… Помолчал и добавил,- Такая она трасса, никогда не знаешь что за следующим поворотом ждет. Хорошо если водила один был…

— Не один,- глухо сказал я.

— А ты почем знаешь?- подивился водитель.

— Знаю. Я сам их в кабину посадил.

И верно, там, за машиной ГАИ и скорой помощью, на земле, рядком лежали три черных полиэтиленовых куля, со смутно угадываемыми очертаниями человеческих тел. Из одного пакета выбилась и полоскалась по ветру и пыли прядка светлых волос.

— Блин!.. Выходит — они вместо тебя!

Я посмотрел на мешки. И вспомнил мужика и его беременную жену, как она бежала смешно подпрыгивая и придерживая руками живот, как жалостливо смотрела, как я передал им остановленную мной машину и как мужик жал мне руку и высовывался в окно показывая большой палец…

Всего-то пару часов назад!

Нет, это не они, это я должен был лежать в том мешке. Это меня, должно было мять и плющить в кабине, рвать в куски мое тело.

Меня!

Не их!

Я разменял предназначенную мне смерть на две чужих. Вернее на три, если вспомнить о еще неродившемся ребенке. Я уступил им машину и тем забрал их жизни. А они меня еще за это благодарили, кричали, что век не забудут. Вот только век их оказался короток…

Я ехал и молчал.

И водитель молчал.

Через два часа КАМАз пошел на съезд, а я встал на обочине с поднятой рукой. Мне оставалось ехать еще почти полторы тысячи километров.

Но я уже не мог с уверенностью сказать доеду ли я. И не мог знать что ждет меня за тем, за следующим поворотом…

Потому что человек предполагает, а располагает им не он…

P.S. Сколько раз после того я не рисковал жизнью, сколько не умирал и не спасался, а вспоминаю отчего-то именно этот случай. Возможно оттого, что

те, последующие смерти, я «искал» по своей воле, а эта нашла меня сама и сама же отпустила, забрав взамен три чужие жизни.

И можно только гадать – почему все решилось именно так.

И понять и, возможно, принять, что в этом мире решения принимаем не мы. И что в любую следующую минуту может случиться другой размен, но уже не в мою, уже в чужую пользу.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *