ЧВВАКУШ

Андрей Ильин

Уважаю военных.

Сильно! За это – за «умрем же под Москвой» – само собой.

Но еще за умение быть всегда правыми. При любых обстоятельствах. Согласно пункту первому Устава Вооруженных сил,  который гласит что командир всегда прав.

А когда не прав – надо смотреть пункт первый!

Из чего следует еще одно неписанное армейское правило – «Не спеши выполнять приказ, жди когда его отменят!»

Потому что всегда отменяют. Ведь в армии сколько командиров – столько и мнений, не учитывающих мнение вверенных  подчиненных.  Но хоть они и разные, они всегда  единственно верные, и не подлежат обсуждению, а немедленному исполнению.  И те! И  другие тоже. И противоположные!!

Что создает бардак. Тоже чисто армейский.

Вот гуляет, допустим, по части какой-нибудь прапорщик – служака которому хоть сто лет лямку тянуть, хоть чёрту свою пропитую душу продать – а больше трех звездочек не срубить. Идет он, но мимо не проходит, останавливается, интересуется.

– Вы чего это тут, сыны отчизны, такое делаете?

– Что приказали  та-рищ прапорщик то  и делаем!

– Да вижу я, что делаете. Я спрашиваю на хрена вы, собачьи огрызки, это делаете?

– Так,  сержант велел.

– Он чего, с печки упал, башкой об косяк. А ну прекращайте это форменное разгильдяйство – нах! И отсюда – нах ,к едрене – нах, бабушке. Нах…

– Так, тарищ прапорщик… А как же, если сержант придет?…

–  А вашего сержанта я…

И прапорщик подробно описывает что можно учудить,  с обыкновенным советским сержантом, отличником боевой и политической подготовки, когда приложить к этому делу немного фантазии. Оказывается очень много чего можно сотворить, особенно если с привлечением   родичей, обоего пола, в различных комбинациях и позах.

Личный состав даже бы и не против полюбопытствовать на это замечательное зрелище.

– Ну что, поняли воины-созидатели?

– Так точно!

Ладно, побросали инструменты, ничего не делаем.

Но тут  идет лейтенант.

И тоже останавливается. В задумчивости.

– Вы за каким тут сидите, не хрена не делаете?

– Нам товарищ прапорщик приказал.

– Что приказал – ни хрена не делать?

– Так точно!

– Совсем охамел старшина – личный состав от скуки как тот кот изнанку  лижет, он этому вопиющему факту собой потворствует.

А ну – встать и что б к вечеру, все это – на раз-два три и доложить не позже девятнадцати лично мне.

– Но товарищ старшина…

– А что касается старшины, то…

И лейтенант вдумчиво объясняет, как можно  разнообразить скудную и безрадостную сексуальную жизнь товарища прапорщика. И, оказывается, что ее можно сделать даже более содержательной, чем старшина грозил сержанту, если расширить число привлеченных родственников посредством, которых создавать самые затейливые и неповторимые семейно-сексуальные мизансцены.

И это бы тоже очень хотелось увидеть вживую, жаль что невозможно.

– Все ясно?

– Так точно!

– Тогда взяли инструмент в руки, и что бы если хоть одна собака женского рода…, то я  на портянки, лентами  порву!

Работаем.

Но тут, нелегкая приносит капитана.

– Так! Стоять! Бояться! Кто приказал?.

– Товарищ лейтенант.

– Он что, совсем с катушек сбрендил. Это вообще делать ни к чему, а надо не это и не здесь, а там и по-другому и не теперь, а после и не нам! Долболомы!

И капитан отменяет приказание лейтенанта, по ходу предлагая  украсить новыми  впечатлениями его интимную жизнь, умножив число участников военно-сексуальных игрищ за счет привлечения представителей фауны. И флоры тоже!

У личного состава челюсти рушаться на землю от такого полового ликбеза. Это кто бы мог предположить, что обычные земноводные, пресмыкающиеся и пернатые тоже…. Это же не на каких зоологиях не преподавали!

Ладно.

Стоим. Курим. Ждем. Какого-нибудь очередного капитана. Но приходит майор. И притом замполит.

– Чего отдыхаем, когда страна, в едином порыве, отвечая на происки преспешников империализма и в преддверии очередного съезда,  стремиться ударным трудом на стройках пятилетки…

Ну этот – всем извращенцам – извращенец – потому что в отличие от предыдущих  маньяков осуществляет половую агрессию, минуя другие природные пути –  прямо и непосредственно в  мозг! До этого ни капитан, ни даже камасутра не додумались! Причем имеет он не только индивидуумов но целые коллективы и подразделения, без остановки, пять раз на дню и не подвержен никакому там бессилию, а вместо виагры пользует труды основоположников и журнал «Военная мысль»..

– И вы должны сплотиться, чтобы оправдать и в едином порыве…

Ну все, все, поняли мы. Ну просто до смерти нас за… агитировал.

И все мы – хвать за инструмент в едином порыве.


Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *