Боец невидимого фронта – 7

Ответ пришел очень быстро. Командир в/ч 02714 сообщал, что по интересующей следствие позиции, проходящей по складским документам как изделие ВВ‑П‑325, может сообщить, что оно находилось на ответственном хранении вплоть до июня месяца сего года, после чего было передано на подотчет материально‑ответственным лицам в другие части, согласно представленным требованиям, кроме малой части, утраченной в результате затопления нижних полок стеллажей паводковыми водами весной нынешнего года. И что проследить путь изделия ВВ‑П‑325 можно после согласования данного вопроса с вышестоящим начальством и получения соответствующего допуска.

То есть нельзя.

Хотя и так все понятно. Потому что на самом деле экспертиза дала заключение не по одному, а сразу по двум делам – уголовника Хрипатого и коммерческого директора одного из предприятий, у которого тоже оторвало башку, а из тела выковыривали осколки телефона, которые легли на стол эксперта. Вместе с осколками, извлеченными из тела Хрипатого.

И оказалось что и в том и в другом случае фигурировал пластид одного и того же сорта. Обозначенного в складских документах аббревиатурой ВВ‑П‑325!

Занятно, да?

А тут как раз подоспели результаты еще одной экспертизы, в которой сообщалось, что оружие, посредством которого был убит потерпевший, было получено одной из частей ГРУ и через два года списано в результате «не поддающихся восстановлению повреждений, полученных во время боевых действий в одной из горячих точек».

То есть оружие было списано и, согласно представленным документам, сдано для уничтожения и последующей утилизации. Но тем не менее продолжало стрелять.

Вот как интересно все получается… Получается, что уголовника Хрипатого, его дружков, авторитета Губу, Сивого с Рваным, вора в законе Мишу Фартового, капитана Егорушкина и еще нескольких, проходящих по сводкам происшествий потерпевших завалили ребята из военной разведки. Они! Именно они! Защитники Родины!.. Таким образом, подполковник Максимов пришел К тем же самым, что и Помощник Резидента, выводам. Но пришел своим собственным, отличным от него, путем.

 

Глава 35

 

Глава консорциума «Сибнефтепродукт» пропал на следующий, после исчезновения своего зама по безопасности, день.

– Нет, я не знаю, где он. Когда будет, сказать не могу, – растерянно отвечала секретарша. – Нет… Попробуйте перезвонить завтра.

Но завтра она отвечала то же самое.

– Нет, не появлялся… Не звонил… Не знаю… Прямой телефон тоже молчал.

Мобильные были отключены.

Окна городской квартиры, загородного дома и дачи главы консорциума были темны и безжизненны. Личный водитель, горничные и прочая домашняя обслуга были отпущены в отпуск.

О местонахождении босса не догадывались даже его ближайшие заместители. Хотя, в отличие от других, связи с ним не теряли, общаясь посредством обезличенной электронной почты, по которой приходили ценные указания, выговоры и приказы об увольнениях.

Босса не было, но босс продолжал все держать в своих руках.

– Необходима дополнительная информация по выпуску продукции Зареченским филиалом по следующим позициям… – требовал он.

– Справка по остаткам на счетах…

График поставки изделий из…

Копии договоров, заключенных…

И замы торопливо набивали на компьютерах пространные отчеты. Чтобы уже через несколько минут глава консорциума «Сибнефтепродукт» их получил, прочел и сел писать ответ.

– Ну сколько можно работать! – возмущалась его жена. – Там продыха не было и здесь нет… Дай себе передышку. Всех денег все равно не заработать.

– Наверное, не заработать, но надо к этому стремиться, – не отрываясь от листа распечатки, рассеянно отвечал муж. И тут же, забывая о жене, начинал бормотать:

– Что они делают, идиоты. Что творят!..

Он был не здесь, он был там…

А телефоны в приемной продолжали трезвонить.

– Нет, так ничего и не известно. Перезвоните завтра, а лучше на той неделе, – уже привычно отвечала секретарша. И бросала трубку, чтобы взять другую… Главу консорциума «Сибнефтепродукт» искали все.

В том числе те, кого он меньше всего хотел видеть.

– На работе «объект» не появлялся,

– Дом «объекта» закрыт, в доме никого нет.

– Дальние родственники о его местонахождении ничего не знают.

– Любовнице «объект» не звонил.

Другой тоже…

Пропал «объект», как в воду канул.

– Проверьте фамилии всех пассажиров, вылетавших из города двенадцатого и тринадцатого числа в направлении… Во всех направлениях…

Предъявляя милицейские удостоверения, прошерстили кассы.

Нет, не улетал «объект» на самолетах местных авиалиний. По крайней мере под своей фамилией не улетал.

– Запросите железнодорожную дорогу. И опять пусто.

– Может, отложить его разработку на потом?

– Нежелательно на потом. Его именно теперь додавливать надо, пока он не очухался. Иначе все придется начинать сначала.

Это, конечно, верно, только для того, чтобы «додавить» объект, его надо как минимум найти. А как найти того, о ком никто ничего не знает?

– Может, попробовать взять его на провокацию?

– На какую?

– На серьезную, которую от него не смогут скрыть и которая заставит вылезти его из берлоги.