Боец невидимого фронта – 7

Генерал писал грозные бумажки в округа и просил принять меры и наказать виновных. Ему отвечали вежливыми официальными отписками, суть которых сводилась к тому же – а не пошел бы ты, генерал, к одной бабушке…

И генерал шел, шел на прием к первым замам министра. Но те только разводили руками. Говорили – мы знаем о происходящих в армии безобразиях, мы приложим максимум усилий… И прикладывали усилия к приватизации подмосковных казенных дач.

Развал начался даже в ведомстве генерала. Его подчиненные стали задерживаться в командировках, а когда возвращались, краснели и прятали глаза.

– Вы разобрались?

– Так точно, разобрался. Там все в полном порядке…

У подполковников, майоров и даже старлеев стали появляться престижные иномарки.

– Откуда?! – грозно спрашивал генерал.

– Теща в лотерею выиграла…

Хозяйственник Крашенинников справиться с разрастающимся бардаком не мог. Мог – спецназовец Крашенинников. Тот, который громил душманские караваны и «захватывал» пусковые. Тот мог все. Но его связывал по рукам и ногам «устав подковерной службы».

Но однажды наступил перелом.

Независимая Украина решила прибрать к рукам одну из гвардейских дважды орденоносных танковых частей. О чем командир отбил генералу срочный факс.

Сколько можно! – возмутился генерал и сел писать рапорт на имя вышестоящего начальника.

«Довожу до вашего сведения…»

А что довожу?.. Все то же самое довожу, что уже сто раз доводил!

Надоело!..

Генерал схватил и в мелкие клочки разорвал лист бумаги. И сломал ручку.

Ничего этим не добиться. Если бы можно было ставить их к стенке, хотя бы одного из десяти!.. А так…

– Машину мне! – распорядился генерал. – На аэродром!

С отвечающим за полеты полковником генерал Крашенинников столковался быстро.

– А я вот зашлю тебе сюда ревизию и перетряхну все, что только можно перетряхнуть! – пригрозил он. – И обязательно что‑нибудь найду, лет на пять с конфискацией!

Это уже действовал не зам по тылу, это уже действовал боевой командир.

На взлетно‑посадочную полосу выкатили «МИГ‑спарку».

Генерал вылетел на Украину и через два часа принимал рапорт командира танкистов.

– А ты чего сопли жуешь? Ты командир или дерьмо на палочке! – орал генерал.

– Но они пригрозили обратиться в правительство.

– А у тебя сразу коленки затряслись?

– Но может выйти международный скандал!

– Да и хрен с ним, пусть выходит! Хоть даже боком! Боевая техника важнее. Заправляй и выкатывай машины!

– Но я не могу… Без приказа не могу.

– Значит, считай, что ты его уже получил, от меня получил!

Из гаражей выгнали «МАЗы», на которых, согласно стратегическим планам десятилетней давности, предполагалось перебрасывать танковые армии к порогу европейских столиц.

На прицепы вкатили танки.

– А что делать с БТРами?

– БТРы пойдут своим ходом.

– А с остальным?

– С чем остальным?

– С имуществом. С семьями…

– Распихивай по танкам и БТРам, закрепляй на платформах. Хоть по карманам рассуй, но забирай все что можешь! Все подчистую, ничего им не оставляй!

Подготовленная к маршу техника заставила всю часть и весь военный городок.

– Ну‑ка скажи, кто у тебя тут еще из наших есть?

– Артиллерийский полк.

– Давай мне их на провод.

Генерала соединили.

– Ты что, полковник, сдаваться надумал?

– Кому сдаваться? – не понял командир артполка.

– Врагу сдаваться!

Короче, мы уходим в Россию, если хочешь – присоединяйся.

– Но приказ?..

– Под мою ответственность!

На рассвете колонна выкатилась на дорогу.

– Идем с маршевой скоростью пятьдесят километров в час. Техничка последней. Сломавшуюся технику ремонтировать в течение часа, после чего догонять колонну – Если дольше, то технику выводить из строя и сбрасывать на обочину. Сигнал об остановке – две зеленые ракеты. Вопросы есть?

– Никак нет!

– Тогда вперед!

Первыми тронулись идущие в голове БТРы, за ними танки на платформах, позади пристроились зачехленные реактивные установки и грузовики с пристегнутыми к ним артиллерийскими орудиями и наваленным в кузовах домашним скарбом.

Гаишники испуганно смотрели на растянувшуюся на добрых десять километров колонну и путевых листов не спрашивали.

На границе к колонне вышли пограничники.

– Вам, кажется, нужна таможенная декларация? – зловеще спросил, высунувшись по пояс из БТРа, генерал.

– Ну, вообще‑то… – робко ответил пограничник.

– Покажи им декларацию, – крикнул генерал. Башня ближайшего танка пришла в движение, повернулась и опустила вниз дуло башенного орудия. Пограничники уставились в черный провал посредине орудийного набалдашника.

– Все в порядке? – поинтересовался генерал.

– Да, да, в порядке…

Колонна вышла без потерь. Генерала вызвали на ковер,

– Ты что, охренел на старости лет, совсем охренел, да? Знаешь, как это называется?

– Знаю! Возвращение принадлежащего Вооруженным Силам имущества.

– Дурак!..

Генерала отправили в отставку.

Но ненадолго. Через несколько месяцев пенсионера Крашенинникова вызвали в Министерство обороны. Вызвал один из заместителей министра.

«Похоже, отставки им показалось мало, – подумал генерал. – Похоже, будут шить статью».