Боец невидимого фронта – 7

Но ошибся.

– Это ты, что ли, танки у хохлов украл? – с порога спросил замминистра.

– Так точно!

– Лихой казак! С меня министр потом чуть погоны не снял. Обратно на службу хочешь?

– В каком качестве?

– В прежнем – хозяйственником.

– Нет, – честно ответил генерал. – Бумажки перебирать больше не желаю. Надоело.

– А если не бумажки?

Генерал не понял.

– Если технику возвращать? Это у тебя лихо получается.

И, мгновенно перейдя на официальный тон, сообщил:

– Я отменил приказ о вашей отставке. Вы возвращаетесь на службу.

– Но у меня возраст.

– Можете считать это мобилизацией.

– Кому я буду подчиняться?

– Только мне. Мне одному.

И снова перешел на тон дружбы.

– Дело нужное: у нас техники по окраинам осталось – генеральских звезд на погонах в арбатском округе не хватит. На миллиарды. Да и черт бы с ними, с деньгами, но только те «стволы» против нас оборотить могут. А это уже совсем другой расклад. Понял?

– Понял.

– За руки тебя держать не стану, в штатах ограничивать тоже. Нужны люди – набирай, нужна техника, деньги – выходи на меня с предложением. Квартиры… С квартирами будет туго, но что‑нибудь придумаем. Вопросы?

– Я не понял, мне надлежит создать воинскую часть?

– Ну часть – не часть, а создать должен. По бумагам проведем ее как хозяйственное подразделение. Ну там склад или канцелярию. Ну а на самом деле… На самом деле ты сам должен решить, что это будет. Приказ ясен?

– Так точно…

На должности кладовщиков, бухгалтеров и грузчиков генерал нанял своих людей. Тех, что хорошо знал, с кем ходил на боевые, с кем спал под одной плащ‑палаткой и грыз один сухпай.

Он находил их на гражданке и ставил вопрос ребром.

– Родине послужить хочешь?

– Под вашим началом?

– Под моим.

– Тогда согласен.

Шли не все, кое‑кто заплыл жирком, обжился, обленился, обзавелся семьей и непыльной, в охранном агентстве, работой. Таких он через военкомат призывал на двухмесячные сборы и гонял до потери пульса по полосе препятствий, вышибая гражданскую дурь. Гонял, пока они не входили во вкус.

Тогда он повторял свое предложение.

– Настоящую, для мужиков, работу хочешь? Оклад, звания, квартира в Подмосковье. Свои рядом…

Большинство соглашались. И начиналась учеба. Такая, что хуже боя.

– Давай, давай, ребятки, – подбадривал их генерал. – Тяжело в ученье…

Бывшие спецназовцы быстро набирали форму.

– Нам бы молодежь подбросить, – просил генерал. – А то мои мхом взялись, надо бы их встряхнуть. За молодежью они потянутся и нормативы подтянут.

– Ладно, подберешь себе кого‑нибудь в рязанском десантном. Я распоряжусь.

– И в частях бы посмотреть.

– Посмотришь.

– А еще нам нужно пять снайперских винтовок СВД, десять гранатометов РПГ‑22 «муха», десять килограммов пластида…

Замминистра только головой качал на генеральские запросы, беспощадно резал списки, но большую часть того, что было нужно, все же давал, выписывая требования в склады армейского спецназа.

Через полгода он высказал желание лично присутствовать на учениях «складских работников».

– А то, может, я зря тебе квартиры раздаю, – сказал он. Генерал Крашенинников провел его по своему хозяйству.

– Нормально устроился, – похвалил проверяющий.

– Хорошее наследство досталось.

Генерал получил в свое распоряжение целый «городок» расформированной воинской части. Со всем движимым и недвижимым имуществом и хозпостройками.

– Мы только полосу препятствий переделали и кое‑что на стрельбище…

– Ну давай, показывай своих молодцов. Работники склада вышли на полосу препятствий, затем на огневой рубеж…

– У меня такое впечатление, что твое подразделение чуть ли не самое боеспособное в Вооруженных Силах, – пошутил, подводя итог проверки, замминистра. Но в его шутке была доля истины.

– Ну и, значит, пора тебе делом заняться. Первая командировка была в Туркменистан. Там «зависла» пара принадлежавших России бомбардировщиков. Генерал прихватил с собой нескольких пилотов и авиатехников и выехал на место под видом туристической группы.

Самолеты оказались в совершенно разбитом состоянии, и пришлось возвращаться несолоно хлебавши.

– Или ты только у себя в части такой молодец? – возмущался замминистра…

Но следующая командировка прошла более успешно. С территории сопредельного Казахстана группа генерала Крашенинникова вытащила три военных вертолета. В принципе казахи были не против вернуть северному соседу принадлежащее ему имущество, но все никак не могли оформить какие‑то документы, не могли подвести горючку, обеспечить воздушный коридор. Или не хотели.

Генерал утряс формальности быстро – бумаги он ждать не стал, горючку добыл сам, разоружив наряд, охранявший хранилище, на «коридор» наплевал, предложив пилотам идти до границы на предельно малой высоте.

Казахстан было высказал какое‑то недовольство по поводу угона вертолетов, но Министерство обороны заявило, что знать ничего не знает, никаких «бортов» не получало, а то, что у казахов какие‑то хулиганы угоняют боевые вертолеты, не красит в первую очередь их.