Боец невидимого фронта – 7

Гроб опустили в могилу. Бросили сверху комки земли…

Потом были поминки, на которых он, как и следовало дорвавшемуся до гражданки лейтенанту, напился, раскис, пролил на скатерть компот, разбил фужер, пытался незаметно щупать девиц и говорил, что покойник был не таким уж хорошим солдатом, потому что вместо того, чтобы нести, как положено, службу, прохлаждался в гараже.

Рассказывал и ненавидел себя.

И ненавидел тех, кто его сюда послал.

Ненавидел!..

Но понимал, что они добились того, чего хотели. Пути назад ему теперь отрезаны. Сюда отрезаны. К близким отрезаны. Его воскрешения из мертвых они не переживут. А если переживут, то им могут подсказать, кто был тем лейтенантом…

Они добились своего. Он умер. Он действительно умер!..

– Вы показали хорошие результаты. Очень хорошие результаты. Лучше многих других. Вы молодец, – хвалили его собеседники. – Высочайшее самообладание, психоэмоциональная устойчивость, самоконтроль… Прекрасно, прекрасно…

И тут же:

– У вас не возникало желания раскрыть себя? Там, на кладбище?

Дрогнули, сломали прямую линию самописцы.

– Нет, не возникало.

– Мы все понимаем. Но через это проходят все. Мы не могли сделать для вас исключение. Вы согласны, что поступить иначе было нельзя?

– Согласен.

Самописцы рисовали горные пики.

– Вы ненавидите тех, кто приказал вам быть на кладбище?

Взбесившиеся самописцы запрыгали по бумаге.

– Нет.

– Вы хотите отомстить кому‑нибудь за то, что с вами произошло?

– Нет.

Самописцы успокоились.

– Вы хотите оказаться в подобной ситуации еще раз?

– Нет!

– Вы готовы оказаться в подобной ситуации, если этого потребует дело?

– Да.

Самописцы стояли неподвижно. Самописцы чертили бесконечные прямые линии…

Он ответил так, как надо, – ненавижу, но все понимаю. И все принимаю.

Он прошел тест. Его допустили к учебе.

На экране монитора проплывают лица. Сотни. Тысячи. Люди идут сплошным обезличенным потоком, выталкиваемым из недр земли эскалатором метро. Через минуту, час, десять часов или сутки среди них может промелькнуть человек, которого, он должен узнать. Которого ему показали в трехминутном видеоролике. Он может быть в своем лице, а может быть в гриме. Но все равно, пропустить его нельзя.

Час.

Второй.

Третий…

Оторвать взгляд от монитора нельзя ни на минуту.

Потому что за минуту мимо могут пройти пятьдесят человек. Лиц которых он не увидит.

Четыре часа.

Пять…

Глаза слезятся и «плывут». А ведь еще не вечер. Что‑то будет в часы пик?..

Лица.

Лица.

Лица…

Мужские, женские, детские…

Нет, детские не в счет. Вряд ли он сможет загримироваться под ребенка. А вот перевоплотиться в женщину, старика, старуху способен. И, значит, женщин, стариков, старух сбрасывать со счетов нельзя.

Лица.

Лица.

Лица…

Не всегда в удобном ракурсе. Люди идут оборачиваясь, обгоняя друг друга, заслоняя друг друга.

Идут.

Идут.

Идут…

Рассмотреть каждого в отдельности невозможно. Надо схватывать картинку целиком – всю и разом. Не то.

Не то.

Не то…

Девять часов непрерывного наблюдения. Он уже не способен работать в полную силу, он уже пропускает отдельные лица. Но он продолжает смотреть.

А может, его не будет? Вполне может быть, что не будет. Или будет на последней секунде.

Стоп! Лицо в гриме! Кто‑то идет в гриме!

Овал лица, нос, рот…

Не он. Кто‑то использовал грим и, кажется, наклеил бороду. Но не он. Не он…

Одиннадцать часов…

Двенадцать…

Сколько людей прошло мимо него? Пять тысяч? Десять? Тридцать? Нет, он никогда не сможет…

Вот он! Он его не увидел, он его почувствовал! Как волк – притаившегося в засаде охотника. В том офицере. Они напялили на него форму, чтобы обезличить, смазать индивидуальность. Но это он. Он! Потому что овал лица, подбородок, выражение глаз… И еще интуиция, которая видит на подсознательном уровне, видит больше, чем сознание.

«Вначале почувствовать – потом понять. От общего‑к частностям, – втолковывали им инструкторы. – Интуиция – это сумма микропризнаков, не воспринимаемая по отдельности».

Правильно втолковывали! Пригодилось.

– Я нашел его! Лейтенант в камуфляжной форме.

Зачет. Но если бы последний.

– Убить противника можно указательным или средним пальцем руки, приложив к ним авторучку или остро заточенный карандаш, который тупым концом упереть в основание первой фаланги и придерживать большим пальцем. Карандаш придаст вашему пальцу надлежащую твердость… Попробуйте. Взять карандаш, упереть в ладонь, под указательным пальцем, и без замаха, резко ударить. Ударить в горло, под кадык. Ударить труп. И почувствовать, как карандаш с хлюпом входит в человеческое мясо. И преодолеть свойственное человеку чувство брезгливости.

Зачет…

– Закладные микрофоны следует устанавливать…

Зачет.

– Сильнодействующие яды можно получать из смеси бытовых инсектицидов, предназначенных для борьбы с домашними и садовыми насекомыми…

Зачет.

Тайники.

Шифры.

Ведение следственных мероприятий.

Прикладная психология.

Решение ситуативных задач.

Стрельба из положения стоя, лежа, сидя, вниз головой…