Боец невидимого фронта – 7

И все обо всем забыли. Потому что в то время не то что вертолеты, целые заводы пропадали, и никому до этого дела не было.

Замминистра был доволен, его задумка оправдала себя – создание подразделения генерала Крашенинникова окупилось сторицею. Одним вертолетом окупилось.

Потом было еще несколько поездок, которые возвращали в боксы и гаражи уже, казалось бы, утраченную военную технику.

Тогда же подразделение понесло первые потери. В Азербайджане дурак‑караульный открыл стрельбу из автомата по выводящим из ангаров технику бойцам генерала. Двое были убиты на месте. Но технику все‑таки увели и увезли на ней тела погибших.

Замминистра выписал семьям материальную помощь. Причем очень серьезную помощь.

И тут же отправил в новую командировку.

– Заместитель командующего Тихоокеанским флотом продал посреднической фирме списанную подводную лодку. Вполне боеспособную лодку по цене металлолома. По нашим сведениям, в ближайшие дни ее перегонят в Китай. Необходимо вернуть лодку на базу.

Бойцам придали команду подводников и отправили в Находку.

Лодку нашли быстро, но подступиться к ней сразу не смогли. Ее охраняла толпа каких‑то уголовников. Столкновения избежать было невозможно – в подводную лодку через форточку не протиснешься, в подводную лодку ход один. А Находка, между прочим, не заграница.

– Что делать? – запросил генерал Замминистра.

– Действуйте как в боевых, – ответил тот. Бойцы генерала надели гидрокостюмы и акваланги. На лодку забрались со стороны моря, часовых сбили с ног и попытались связать, но один из них смог вырваться. Его пришлось прикончить штык‑ножом, но он успел поднять шум, и операция перестала быть тайной.

Бойцы скинули в воду сходни и залегли за рубкой с автоматами и снайперскими винтовками, чтобы не дать противнику навести на лодку переправу. Другие нырнули внутрь субмарины, где нейтрализовали еще нескольких человек.

Вниз спустились подводники.

– Срочное погружение!

Лодка ушла на перископную глубину и взяла курс на базу.

– Так держать!

В перископ было видно, как по берегу бегают какие‑то люди, как они машут руками и прыгают в катера. Лодку отбили.

Но через пару дней вернули купившей ее фирме.

– Как это понимать? – возмутился генерал.

– Так и понимать – фирма выплатила реальную стоимость лодки и все неустойки. Справедливость восторжествовала…

Генералу не понравилась такая справедливость.

И после следующей операции, где армия взяла деньгами, он поставил вопрос ребром.

– Мы что, рэкет?

– Нет – спецподразделение.

– Тогда почему вы отдаете то, что мы с таким трудом и с риском для жизни отбиваем?

Замминистра открыл карты.

– Ты имеешь боеспособное подразделение, твои люди получают зарплаты, командировочные, премии. Ты не думал, откуда на это берутся деньги?

– Откуда?

– Вот отсюда, – показал на карман заместитель министра – – Или ты считаешь, что там, наверху, позволили бы создать что‑нибудь подобное? У них там совсем другие веяния.

– Так это вы?!

– Я. Они разбазаривают – я собираю. С твоей помощью собираю.

– А деньги?

– Неустойку за подлодку помнишь? Вот и деньги.

– Плюс с вертолетов и с прочей возвращенной тобой техники.

– Они тоже… в Китай?

– Нет, можешь быть спокоен, они остаются у нас. Они уже в частях.

– Но кто тогда их покупает?

– Их покупает тот, кто использует – Министерство обороны. Но… по ценам на порядок ниже существующих. Поэтому армия не внакладе. Техника возвращается государству, чтобы на деньги государства ему поставлялась новая техника.

Такой оборот…

– Но тогда денег должно быть немало. Должно быть больше, чем уходит на нас, – прикинул генерал стоимость вертолетов и лодок.

– А информация? Ее приходится покупать. А замятые дела? Квартиры для личного состава? Компенсации семьям погибших?.. Ты не умеешь считать. Ты хороший боец, но плохой счетовод.

Генерал с этим не был согласен. Но не был согласен про себя.

Он провел еще полтора десятка операций по изъятию техники. Но теперь он считал. Считал, сколько стоит каждый отбитый им танк или ракетная установка в отдельности. Сколько стоят вместе. Сколько средств уходит на содержание его подразделения. И что остается в остатке.

В остатке было действительно немного.

Генерал попробовал пересчитать свою работу на масштабы армии. Получилось совсем ничего. Пшик!

Генерал вышел на замминистра.

– Вы знаете, сколько единиц боевой техники вернул я со своими ребятами за все это время? – спросил он.

– Знаю.

– Сколько?

– Я посчитал – шестьдесят восемь.

– Это капля в море! Как я понимаю, нам нужны сотни самолетов, вертолетов, десятки тысяч орудий… У нас ведь не Люксембург какой‑нибудь, у нас шестая часть суши.

– Что ты предлагаешь?

– Расширить мою группу по меньшей мере в пять‑шесть раз. Возможно, создать еще несколько подобных подразделений.

– Ты думаешь, этого будет достаточно? – как‑то странно спросил замминистра.

– Наверное, если частей будет много… Мы добыли почти семьдесят единиц техники, соответственно десять частей смогут добыть семьсот или даже больше… Иного выхода нет – без техники армия перестанет существовать.