Боец невидимого фронта – 7

Зачет.

Зачет.

Зачет…

Ну это еще можно понять, а как понять уроки бухгалтерии и аудита?! Все эти бесконечные и запутанные, как сама жизнь, проводки.

И на каждом занятии, впрямую или подспудно, вбивается в голову мысль о главном – о тайне. Сохранение которой важнее успеха. Важнее исполнителя. Важнее всего.

– В этой ситуации вам не следовало выказывать свои навыки.

– А что же мне было – умереть, что ли?

– Да, этот ответ правильный. Хотя и запоздалый. Ваша смерть гарантировала сохранение тайны и, значит, была единственно верным решением. Но вы выбрали другое.

Незачет.

И отработка на полигоне. Чтобы лишний раз убедиться, что головой работать предпочтительней, чем ногами. Чтобы научиться выбирать верное решение.

Монотонно ревут двигатели самолета. Пилоты не знают, кто находится у них в салоне. Они только знают, где надо притормозить.

– Мы на месте.

– Пошел.

Холодный, плотный, как вода, ночной воздух наотмашь бьет в лицо, вышибая и размазывая по щекам слезы. Минута затяжного, с нераскрытым парашютом, падения.

Земли не видно, ориентироваться приходится по часам.

Десять секунд.

Двадцать.

Тридцать…

Пора.

Хлопнул раскрывшийся парашют. Сильно дернуло вверх. Купола не видно, купол черный.

Огни города, вспышки фар на автостраде, черная пустота, которая должна быть лесным массивом. Ему – туда.

Подобрать стропы, завалиться влево…

Приземляться предстоит вслепую.

И зачем только я ошибся в решении…

Удар в ноги.

Собрать, закопать парашют. Хорошенько прибрать за собой. Не исключено, что ему вслед пошлют группу захвата. От них все можно ожидать.

Двадцатикилометровый марш‑бросок по пересеченной местности. Вслепую, по компасу. На пределе сил, обдирая лицо о невидимые ветки.

Просека.

Где‑то здесь должен быть приготовленный для него БТР.

Ага, вот он.

Нырнуть в люк. Нащупать рычаги.

Поехали!..

Железная коробка рванулась вперед, подминая под себя кусты.

Ну и дорожка! Всем дорожкам – дорожка! Постарались отцы‑командиры.

И вдруг тишина. Мотор заглох!

Мотор молчит, а время идет. Зачетное время идет. Его время.

Значит, такой сценарий. И выбор – устранять на ощупь поломку или двигаться на своих двоих. Пожалуй, лучше на своих двоих.

Бегом.

Бегом.

Бегом…

Погони вроде бы нет. Значит, они приготовили где‑нибудь засаду. Обязательно подготовили. Не могли не подготовить. Потому что обожают сюрпризы, которые расхлебывать не им.

Где?

Пожалуй, на подходах к объекту, где сходятся все дороги, где миновать их невозможно.

А что, если…

К объекту он подошел на рассвете и совсем не с той стороны, с которой должен был. Подошел с противоположной. Подошел осторожно, на брюхе.

Найти засаду напрямую было невозможно, но возможно по оставленным следам. Потому что следы остаются всегда – нельзя выпрямить все смятые травинки и соединить переломленные каблуком сучки.

Однако наследили ребятки! Не предполагали, что он будет «нюхать землю». Думали – не догадается! А он догадался!

Ай да он! Ай да молодец! Они желали устроить экзамен ему, а случится все наоборот!

Он добрался до поляны, где следы топтались на месте и расходились в стороны. Похоже, они искали подходящее для засады место. Возможно, они где‑то здесь.

Он бросил далеко в сторону шишку. Уловил впереди какое‑то легкое напряжение.

Вон они! Ждут его. Ждут совсем с другой стороны! Теперь их можно миновать, но обидно, если миновать. Не одному ему отрабатывать свои промашки.

Правда, придется засветиться. Но… Но сохранение тайны возможно в двух вариантах – когда умираешь ты или когда умирает твой противник.

Так что извиняйте, ребята. На этот раз придется «умереть» вам.

Расчищая руками дорогу, бесшумно, по миллиметру, продвигаясь вперед, он подкрался к засаде на расстояние вытянутой руки.

Спят ребятки, хоть и бодрствуют. Надеются на технику, на расставленные тут и там датчики обнаружения. Зря надеются! На себя надо надеяться. Только на себя!

Он напрягся, чтобы согреть мышцы, прикинул траекторию броска. Вначале тот, что справа. Потом…

Ну все…

Приподнялся. Оторвал руки от земли.

И…

Откуда‑то сзади, словно он стоял в очереди за рыбой, его похлопали по плечу. Что?!

Кто это?! С ума сойти!

– Эй, вы здесь не стояли, – прошептал на ухо чужой насмешливый голос.

И тут же в основание затылка ткнулось холодное, влажное железо «ствола».

Господи, откуда он взялся?! Лежащие впереди «ребятки» обернулись.

– Пришел?

– А куда бы он делся!

Так вот в чем дело!

Оказывается, это не он ловил их, оказывается, это они ловили его! С помощью него самого. И поймали! Как сопливого новобранца, как распоследнего идиота!

Сунули ему под нос следы, по которым он, как по выстеленной ковровой дорожке, притопал к месту засады. Сам притопал! Им не надо было выставлять секреты и устанавливать аппаратуру, не надо было шарахаться по мокрому лесу. Вообще ничего не надо было! Надо было только ждать.