Боец невидимого фронта – 7

Он бросил мусор и пошел дальше. Пошел быстро, как шел до того. Но свернуть на улицу не успел. Ему загородил дорогу какой‑то мужчина.

– Ну хоть ты скажешь, – обрадовался он, – где здесь Лесная, двадцать пять?

Он знал, где Лесная, двадцать пять, потому что знал город лучше иных старожилов. Но он спешил. Он не должен был увидеть того, кто заберет посылку.

– Я не знаю, – сказал он.

И краем глаза увидел, как к бакам подбирается бомж. И увидел… Увидел, как из соседнего двора, из‑за угла дома, выскочил какой‑то человек. На мгновенье замер и пошел куда‑то в сторону.

Неужели?

– Жаль, – сказал мужик. – Я тут, блин, полчаса хожу, и хоть бы кто‑нибудь…

Бомж сунулся в бак и стал перебирать мусор, что‑то складывая в грязную, из такого же бака, хозяйственную сумку.

Неужели действительно…

Он вышел на улицу, прошел два квартала, повернул в переулок, еще раз повернул, еще и вышел с противоположной стороны от мусорных баков. Он знал город, но еще лучше знал план ближайших к месту действия дворов.

Зашел в подъезд девятиэтажки, поднялся на пятый этаж и выглянул в окно. Дом стоял далеко и неудобно, но все равно он увидел то, что хотел увидеть, – увидел бомжа возле мусорных баков и увидел стоящего за домом мужчину, того, который куда‑то спешил. И увидел еще одного мужчину, читавшего на скамейке газету, развернутую в сторону первого.

Ай ты черт!

И что теперь делать? По идее, то, что и должен был делать, – ноги. Ведь он ничего не должен был увидеть. Должен был прибыть на вокзал и уехать ближайшим поездом.

Но он увидел…

Так что: делать ноги – или… Или спасать более тяжелую фигуру, жертвуя менее значимой? Жертвуя пешкой? То есть собой.

Может, так? Спасать Резидента. И спасать посылку, потому что самое главное теперь – посылка!

Да – так!

Он быстро прикинул план действий.

Куда они пойдут? Вернее, куда пойдет бомж, потому что остальные пойдут туда, куда пойдет он.

Куда?..

Да не куда – а как? Как пойдет! Пойдет по мусорным бакам. Через мусорные, ведь он бомж и не может сразу менять свою линию поведения.

А где здесь баки?..

Он поджидал их в последнем, перед выходом на улицу, дворе. Он готов был действовать. Он решился!

Вот он!

Знакомый бомж подошел к мусорке, поставил на асфальт сумку, перегнулся через бак, заглянул внутрь. Наверное, там не было ничего интересного, потому что он вздохнул, что‑то пробормотал и пошел прочь.

Хорош Резидент, если, конечно, это Резидент. Ну чистый бомж. Вылитый бомж! Лицо обветренное, губы синие, руки черные, с серыми ободками ногтей. Одежда!.. Обувь!.. Манеры!..

На уроках грима он получил бы шесть с двумя плюсами.

Бомж‑Резидент шел по двору, обращая внимание на валяющийся на газонах мусор. Он останавливался, наклонялся, подцеплял его грязными пальцами, рассматривал… Он не просто останавливался и наклонялся, он проверялся. Как видно, он заметил за собой слежку.

Бомж вышел на улицу. Потому что на улице затеряться было легче. Он вышел на улицу и побрел к центру. Побрел по урнам.

За ним, но уже ближе, чем во дворах, опасаясь потерять, следовали два невзрачных типа. И где‑то должна была быть машина. Обязательно должна быть машина с группой захвата.

Вон она!

Крепко взялись за дело ребята!

Знал бы кто‑нибудь из прохожих, что вон те два молодца и те молодцы в машине оказались здесь исключительно ради вон того, потасканного, дурно пахнущего, копающегося в урнах господина в рваных штанах?

Что же делать? Еще десять‑пятнадцать минут, и они обратят внимание на молодого человека, гуляющего по бульвару позади тех молодцев, гуляющих за бомжем.

Смена.

Прежних филеров сменили другие.

Сколько же их здесь всего? И как помочь оторваться от преследования Резиденту?

Как?..

У обочины остановился «уазик» с милицейским патрулем. Удачно остановился. Почти напротив Сбербанка.

А что, если?..

Он быстро нагнал филеров, нагнал, когда они проходили мимо милицейского патруля. И с ходу врезал одному из них в ухо. Проорав какую‑то первую пришедшую на ум чушь:

– Ты! Мою сестру! Ты!..

Очень расчетливо врезал. Так, что тот рухнул на капот милицейского «уазика», разметав в стороны блюстителей порядка.

– Ты! Вы оба! Сестру!

– Стоять! Всем стоять! – обиженно заорали поднимающиеся с асфальта милиционеры.

Но до того, как они вступили в дело, он успел достать ногой лицо второго филера. Который очень удачно влетел в витрину Сбербанка. Отчего стекло гремящим дождем посыпалось на тротуар.

Выскочившего из Сбербанка охранника он с ходу ударил кулаком в нос и опрокинул на какого‑то случайного прохожего. Второго охранника толкнул ногой в живот и заодно пнул кого‑то из зевак. Чтобы обидеть, чтобы организовать всеобщую свалку.