Боец невидимого фронта – 7

 

* * *

 

Ту, первую свою жизнь он помнил плохо. Помнил, что жил в небольшом, на Северо‑Западе России, городке. Жил как все – ходил в школу, на вылазки в лес, ухаживал за девчонками… и еще занимался спортом. Занимался фанатично, до одури. Потому что хотел стать чемпионом.

Но стать не мог. Длина ног не позволяла.

– Можно еще пару кругов? – просил он.

– Хватит, хватит с тебя кругов. Домой пора.

– Ну хотя бы один?

Тренеры махали на него руками.

Да пусть бегает, все равно с такими данными далеко не убежит.

Он делал круг и еще круг. А потом лежал животом на снегу, ловя в прорезь прицела дергающуюся в такт с ударами сердца мишень.

«Я смогу… я стану чемпионом, – думал он про себя. – Обязательно стану!..»

Из секций его не гнали, он был нужен. Был нужен для чемпионства других.

– Идешь первым треть дистанции, потом пропускаешь вперед Семенова, срубаешь с его хвоста седьмой номер и путаешься у него под ногами до самого финиша, – излагал тренер Тактику забега. – Задачу понял?

– Нет, не понял.

– Что не понял?

– Почему Семенов, а не я?

Как будто не ясно, почему. Когда любому перворазряднику ясно! У Семенова ноги, как у фотомодели, от корней зубов, Семенов перспективен, а этот… Этот может только под ногами болтаться.

– Не горячись, мы же команда. Сегодня – Семенов, завтра – ты. Нам бы только этот забег выиграть…

Но на второй трети дистанции Семенов вперед не вышел.

– Ты что… Пропусти меня… Ты же должен…

– Да пошел ты!..

На каждый шаг Семенова ему приходилось делать полтора. И, значит, прикладывать в полтора раза больше усилий. Но он не пропустил Семенова вперед. И никого не пропустил. Он пришел первым.

– Ты что наделал! Ты что!.. – ругался тренер. – – Тебе что было сказано! А ты!..

– Но я пришел первым!

– Да хоть нулевым! Ты Семенова должен был пропустить!

На следующем соревновании его сделали. Семенов сделал. До финиша оставалось пятьсот метров, когда тот, незаметно и жестко, столкнул его с лыжни. Столкнул на спуске. Отчего травмы оказались очень серьезными.

Тренер навестил его в больнице.

– Так бывает, от случайности никто не застрахован, – сказал он. – Но ты парень крепкий, выкарабкаешься. Еще олимпийское «золото» возьмешь. Мы надеемся и ждем тебя.

Но через два дня мать принесла в больницу повестку в военкомат. Тренер снял своего воспитанника с брони как бесперспективного.

Коридоры военкомата были пусты. Февраль – межсезонье, межпризывье. До апреля еще можно погулять. Но не вышло.

– Явишься двадцать пятого, то есть через две недели, с вещами, – строго сказал военком. – И без глупостей!

– Но призыв начнется только весной.

– Для кого‑то весной, а для тебя сейчас. Военком был очень доволен, что выполнил разнарядку на биатлониста. Что с этого парня вовремя сняли отсрочку.

Потом была служба, которая и так‑то не сахар, а там, куда попал он…

– Дистанция у нас одна – отсюда и до обеда, – объяснил командир. – В полной выкладке. Не успеете до обеда, останетесь без обеда. Не успеете до ужина – останетесь без ужина. И останетесь без сна. Потому что получите наряд вне очереди. Ясно?

– Ясно.

– Не понял?!.

– Так точно!

Есть хотелось, поэтому он прибегал вовремя.

– Молодец, хорошо бегаешь, – хвалил его командир. – На тебе еще саперную лопатку и дополнительный боекомплект.

Лопатка и боекомплект добавляли еще несколько килограммов. И еще полтора десятка – лопатки и боезапас старослужащих.

– Ну ты, тормоз, и папа твой ручник, – шевели мослами! – торопили пыхтящие сзади старослужащие. Идущие налегке.

– Мы по твоей милости голодными оставаться не намерены. А ну!..

И он прибегал. Прибегал первым. Несмотря ни на что.

Но не всегда он бегал. Иногда ползал. На животе. По пересеченной местности. По снегу, грязи, камням, сдирая в кровь коленки и локти. Или, того не лучше, лежал. На голой земле, накрывшись маскхалатом. Лежал часами, чувствуя, как деревенеют в сапогах ноги, как мороз забирается под рукава и полы бушлата.

Но все равно лежал.

Потому что должен был.

Потому что от этого зависело выполнение боевого задания.

Потом был неизбежный, как дембель, «разбор полетов».

– Результат посредственный – вы не смогли поразить мишень с первого выстрела. Это раз. Вы недостаточно хорошо «стерли» за собой следы, дав возможность противнику перехватить вас, проследив ваш путь. Это два. Три – вы опоздали к месту назначения на сорок пять минут.

– Но…

– И, наконец, четыре – сохранность вверенного вам имущества. Посмотрите на ваши бушлаты и ваше оружие. И ваши сапоги! Вы не удосужились даже почистить ваши сапоги!..

Два наряда вне очереди!..