Боец невидимого фронта – 7

– Ладно, банкуй.

Часовщик придвинул «дипломат» к себе.

– Чем это вы его, кувалдой, что ли? – показал он на вмятину.

– Топором, – ответил присмиревший Харя.

– Им бы тебе по башке! Чтобы мозги вправить. Это же вещь. Штучная, можно сказать. А ты…

Часовщик уважительно ощупал «дипломат». Осмотрел замок.

– Сюда лазили?

– Ну…

– Чего «ну»? Лазили или нет?

– Ну аче?..

– Руки бы вам… Ладно, идите на кухню, я работать буду…

Часовщик работал час, два и еще четыре. Он пыхтел, кряхтел, вздыхал, гремел инструментами. Иногда приходил на кухню, наливал из‑под крана полную кружку воды и залпом выпивал.

– Ну, чего там?

– Ничего!

И уходил.

– А если он вскроет, и того… не скажет? – пугался Харя. – Пойду посмотрю…

– Сиди! Шныпари знаешь что с теми, кто их секреты подсмотрел, делают?

– Что?

– Глаза выкалывают!

– Е…

Замок сдался, когда на улице было уже темно.

– Где вы там? Я все сделал.

Все повскакивали со своих стульев и побежали в комнату.

– Что там?

Часовщик откинул крышку «дипломата».

Бандиты прихлынули к столу, налезая друг другу на спины.

– Чего там, чего? Бабки? Скока? Много?..

Но бабки из «дипломата» не посыпались. Бабок в «дипломате» не было!

– А дукаты где? Ты же говорил…

– Ах он!.. – смачно, в три этажа, выругался Ноздря. – Ах он!!.

– Ты же говорил… Мы же из‑за них жмура на себя повесили!..

Бандиты были оскорблены в лучших своих чувствах.

В любви к деньгам.

– А может, не деньги, может, там рыжье.

Бандиты снова сунулись в «дипломат», перерыв его потроха.

Золота не было. Были десять попарно упакованных мобильных телефонов, какой‑то блокнот и большая пачка оконной замазки в заводской упаковке.

– Может, в блокноте чего есть?

– Ни черта там нет – цифры какие‑то и буквы. Страницы блокнота действительно были исписаны бесконечными рядами цифр и букв, без пропусков и знаков препинания. Ерунда какая…

– Надо под подкладкой посмотреть.

– Точно!

Шестерки вспороли ножами подклад «дипломата».

Пусто.

– А если в пластилине?

– В замазке, что ли?.

– Ну!

Пачку замазки разрезали пополам, потом еще надвое и еще, чтобы посмотреть, не спрятано ли там что‑нибудь внутри.

– Не‑а. И тут нету!

Похоже, мужика зажмурили зря. И с убытком в тысячу баксов. Потому что мобильники дороже штуки не продать.

Наколол их тот фраер!

Мобильники покидали обратно в «дипломат». Изрезанную замазку бросили на столе.

– Эй, мы так не договаривались, – ворчливо сказал Часовщик. – Все свое уносите с собой.

Поднял упавший на пол кусок замазки, на мгновенье придержал его в руке, задумался, размял между пальцами.

– Так это не замазка.

– А чего?

– Пластид.

– Это который типа динамита? Че, точно? Тогда мы его берем!

Шестерки быстро собрали замазку.

– А он не рванет?

– Без взрывателя – нет. Хоть в печку его суй. Это было уже чуть лучше. Взрывчатка товар ходовой, а по нынешним временам – как семечки.

– Все, мы на хату.

– А ты, – ткнул пальцем Ноздря в Хрипатого, – останешься в городе, посмотришь что да как. Если что, нам брякнешь.

– Как же я брякну‑то?

– По мобиле. На, держи.

Вытащил из «дипломата», сунул в руки две трубки. Трубки были массивными и навороченными, как коттеджи на Рублевке. Но почему‑то молчали.

– Так они же не работают!

– Заработают. Отстегнешь фирмачам бабки, и сразу заработают. Одну мобилу оставишь себе. Вторую отдашь Червонцу.

– А ты, – ткнул в Червонца, – привезешь ее на хату. Сразу привезешь!..

Хрипатый позвонил вечером.

– Че, слышно? Мне классно слышно, как, блин, рядом! Мой номер запишите!

Хрипатый был в восторге – у него свой мобильник появился, совсем как у крутого.

– По делу базарь.

– А че, все как надо. Легавых на хатах не было. Слышь вы, если что, перезванивайте. Ага?

– Перезвоним.

Они перезвонили через полчаса. Что‑то хотели его попросить. Набрали номер, услышали голос.

– Але. Я это. Блин, в сортире сижу. И вас слушаю.

Кайф, блин, полный!

Он продолжал радоваться своему приобретению.

– А ты где сидишь?

– Дома. А чего? Легавых не было. Чего очковать…

Ну баран!

– Немедленно снимайся с хаты и шуруй сюда, а не то…

Связь прервалась.

– Набери его еще раз. Ну че ты по кнопкам шаришь? Там автодозвон есть. Вон та кнопка, придурок! Да не та, а вон та…

Перехватил трубку и нажал кнопку автодозвона.

Но телефон молчал.

– Тогда кнопками набери.

– Да молчит. Все равно молчит. Он че, отключился, что ли?..

Хрипатый не отключался, но звонка не услышал. Не успел. Потому что в мгновенье, когда до трубки дошел сигнал вызова, в корпусе замкнулись два проводка и страшной силы взрыв сотряс типовую девятиэтажку. Вздрогнули плиты перекрытий, съехала с мест мебель, посыпались со стен полки. Из окна на седьмом этаже вырвался огненный вихрь, вылетели, рассыпаясь брызгами осколков, рамы, разметались по сторонам, повисли на деревьях обрывки штор, какие‑то тлеющие тряпки и обгрызки полиэтиленовых мешков.