Боец невидимого фронта – 7

– Ну ты же еще пришел, значит, они тебе нужны…

Сивому мобильники пошли с двойной наценкой.

– Ты чего!..

– Да я ничего. Это продавец цену ломит…

Леха Губа повертел мобильник в руках,

– А ты мне, часом, мозги не паришь?

– Да ты че, Леха! Да чтобы я! Они уже и работают…

– А если все же?..

– Ну падлой буду! Ну хочешь, я докажу?

– Давай. Вон там, – показал Губа с крыльца своей дачи на середину озера.

– А как я смогу?

– На матрасе, – громко расхохотался Губа. – Ладно, не трясись. Дайте ему что‑нибудь…

На двух лодках отгребли подальше от берега. Сивый положил трубку на банку и прыгнул в соседнюю лодку.

Губа наблюдал за лодками с берега.

– Ну что, положил?

– Ага. Прямо на сиденье.

Губа поднял мобильный телефон,

– Какой номер?

Сивый назвал номер.

Губа ткнул пальцем в кнопки.

Посреди озера раздался зуммер.

– Ну я же говорил – работают.

– Засохни.

Губа дал отбой, и нажал кнопку автоматического набора номера.

Посреди озера ухнул взрыв, встал столб воды, полетели во все стороны обломки лодки.

– Ну я же говорил… – заискивающе заулыбался Сивый.

– Принеси мне все такие мобильники. Все, какие есть! Все до одного!..

Оставшиеся мобильные телефоны ушли все и разом. Ушли по оптовой цене, предложенной Губой.

Все остались довольны – продавцы, перекупщики и покупатель.

Хотя, если хорошенько подумать, то лучше бы они те мобильники не брали. Лучше бы им оставаться в кейсе…

 

Глава 11

 

На стол Первого положили докладную записку из аппарата Премьера, составленную по результатам комплексного социально‑экономического исследования, проведенного рядом НИИ и политологических фондов по заказу правительства.

Если верить ей, то в стране все было хорошо. То есть, конечно, было не совсем хорошо, потому что курс рубля падал, задолженности перед бюджетом, безработица и проституция, напротив, росли, предприятия стояли, зарплаты не выплачивались, хлеба и мяса не хватало, отчего приходилось массовым порядком закупать их за рубежом, здравоохранение рассыпалось, смертность населения достигла уровня девятьсот первого года… но в целом, если совсем в целом, все было не так уж и плохо, потому что страна семимильными шагами шла в развитой капитализм. И, между прочим, рейтинги существующей власти, несмотря ни на что, росли как на дрожжах.

Так что беспокоиться было не о чем.

Впрочем, другие расчеты, например, аналитического отдела Федеральной службы безопасности, радовали меньше. Действительно, страна шла семимильными шагами, но не совсем понятно куда – то ли туда, то ли обратно, то ли куда‑то совсем в сторону, – своим, как всегда особым, путем.

Часть населения – да, прорвалась далеко в капитализм и уже скупает в странах с высоким уровнем жизни предметы роскоши и недвижимость. Но это не самая большая часть населения, это меньшая часть, потому что большая осталась в социализме, но в усеченном его варианте, потому что с прежними зарплатами, но без колбасы за два двадцать и проездом в городском транспорте за три копейки. Впрочем, эти тоже были не всем населением. Потому что отдельно взятые субъекты Федерации умудрились скатиться в феодализм, сожалея, что слишком рано притормозили, упустив шанс попасть в более прогрессивный, с их точки зрения, рабовладельческий строй.

Такая вот каша… Такая каша, что даже самой большой ложкой не расхлебать! А хлебать придется, потому что либо ты сожрешь, либо тебя сожрут! Но кто‑нибудь кого‑нибудь сожрет обязательно!

И очень хочется, чтобы не тебя, а чтобы – ты!

 

Глава 12

 

В кабинете генерального директора АО «Цветмедникель» раздался звонок.

– Я вас слушаю.

– Хочу предложить вам кандидатуру нового первого заместителя генерального директора по…

– У меня есть заместитель, – автоматически ответил генеральный и только потом, осознал абсурдность разговора. – Погодите, кто это? Откуда вы узнали мой телефон?

– Я прошу вас подумать о моем предложении. Всерьез подумать. В противном случае…

Директор бросил трубку на рычаги.

Но телефон зазвонил снова. Впрочем, не этот, другой телефон. Прямой телефон.

– Вы зря бросаете трубку. Вы заинтересованы в этом разговоре больше, чем я. И больше, чем кто‑либо другой.

– Если ты еще раз!..

– Я обязательно позвоню еще раз. Сразу после того, как вы осмотрите свою машину… И тут же в трубке зазвучали гудки.

Директор вышел в приемную.

– Сейчас звонили… Кто это был?

– Я не знаю. Сказали, что будет говорить референт министра, поэтому я… А разве?.. Я сделала что‑то не так?

– Нет, все нормально. А впрочем… Если снова позвонит кто‑нибудь подобный, не соединяйте.

Директор вернулся в кабинет.

«Шутники какие‑то, – подумал он. – Делать людям нечего…»

И тут же забыл о дурацком разговоре, потому что в четвертом цехе встала линия…

Но вспомнил вечером, когда садился в служебный «Мерседес».