Боец невидимого фронта – 7

– Так‑то лучше!

Он возился минут десять и даже что‑то нашел, но нашел не все. От тяжелых, поднимающихся с потревоженного дна удушливых испарений ему очень скоро стало дурно.

– Теперь ты!

– Я?

– Ты.

Второй бандит посмотрел на дощатую коробку туалета, понюхал воздух и вдруг метнулся к близкому забору. Он бежал, петляя из стороны в сторону, но добежать не успел. В воздухе черным пропеллером метнулась тень брошенного ему вдогонку ножа. Клинок с хрустом вошел беглецу между лопаток. На всю длину лезвия вошел! Бандит без вскрика рухнул в траву лицом вниз.

Его, не вытаскивая нож, затащили в дом, бросили на пол. Так, чтобы видели все. Чтобы отбить охотку к побегам.

– Следующий,

Бандиты испуганно косились на торчащую из спины рукоять ножа, на выступающую из‑под него кровь.

– Следующим пойдешь ты!

Теперь бандиты не возражали, теперь они слушались беспрекословно – выходили, когда надо было выходить, ныряли в сортир, когда надо было нырять. Дерьмо, конечно, пахнет неприятно, но пахнет лучше, чем смерть.

За пару часов они смогли найти все и даже брошенные туда же корочки блокнота. Осмотрели, пересчитали листы, сложили горкой.

– Бензин у вас есть?

– Там, в сарайке.

Притащили бензин, облили листы, подожгли, разворошили, втоптали в землю пепел.

– Ну вот, теперь все, – удовлетворенно сказал командир. – Пошли.

– Куда?

– Не куда, а откуда. Отсюда.

Бандитов согнали в цепочку, пристегнули друг к другу наручниками и, встав по бокам, болезненными ударами случайных палок погнали через огороды в лес. Своего мертвого приятеля они тащили сами.

Их загнали в самые дебри, в топкое, доходящее до колен болото.

– Стой.

– Что вы хотите с нами сделать? – забеспокоились бандиты.

– Ничего. Отпустить вас. Ну, идите, идите.

Бандиты недоверчиво переглянулись, попятились назад. Они не верили людям в масках, но очень хотели верить, потому что хотели жить.

Командир кивнул своим ребятам.

Чистильщики выхватили ножи и прыгнули вперед.

Они не использовали огнестрельное оружие, чтобы лишний раз не следить. По пулям можно идентифицировать оружие, а ножи одинаковой формы оставляют одинаковые раны.

Бандиты умерли мгновенно. Все и мгновенно. Они упали в болотную жижу. Но им было уже все равно. Их земной век закончился. И даже не теперь, когда их убили, а задолго до того, еще тогда, когда они позарились на чужой кейс.

Чистильщики ухватили мертвецов за волосы, оттащили подальше в трясину, обвязали металлическими тросами, к которым прикрепили груз. Теперь тела не должны были всплыть на поверхность. Но все же, для страховки, сверху на них навалили валежник и ветки.

Дело было сделано. Часть дела была сделана… К утру, разными маршрутами, чистильщики вернулись в город. Но не пошли отсыпаться после бессонной ночи, а, разбившись на мелкие группы, разошлись по указанным Ноздрей адресам.

День они отсматривали подходы к «объектам», знакомились с образом жизни обитателей дворов, прорабатывали маршруты проникновения в жилища: пожарная лестница… труба газопровода, идущая вдоль дома на уровне второго этажа… карнизы… балконы…

Первым они посетили Рваного. Еще ранним вечером, когда использовать лестницы и трубы было опасно. Позвонили, пнули в дверь ногами и уверенным, не терпящим возражений, хорошо узнаваемым уголовниками голосом сказали:

– Открывай! Милиция!

Сунули к «глазку» удостоверения.

– Открывай, а то дверь вынесем. Рваный открыл. Потому что знал – вынесут. И чем позже вынесут, тем дольше будут бить.

– Вы чего, я же ничего, я же завязал, – испуганно затараторил Рваный, отступая в комнату.

Его повалили на пол и для острастки протянули поперек спины дубинкой.

– Ой, вы что, волки позорные! Добавили за волков.

– Где мобильные телефоны?

– Какие телефоны?

– Все телефоны! Все, которые ты купил у Ноздри!

– Ничего я не покупал. И никакого Ноздри не знаю. А!.. Ой… Больно же, падлы!..

Но долго кричать Рваному не дали, заткнув глотку ударом кулака в зубы.

– Где мобильные телефоны, которые ты купил у Ноздри? Говори!

– Я их на базаре загнал.

– Кому?

– Мужику одному.

– Какому?

– Я не помню!

– Придется вспомнить.

«Милиционеры» в масках вытащили нож, показали его Рваному, одним махом вспороли ткань и приставили острие к голому животу.

– Вы чего, вы чего… – негромко, испуганно затараторил Рваный. – Вы чего делаете‑то?!

– Сейчас узнаешь.

Чиркнули поперек живота, подрезая кожу.

– Ну что, вспомнил?

– Да, да, вспомнил! Я их Сивому отдал! Сивому!..

Один из чистильщиков остался с Рваным. Остальные пошли в гости к Сивому.

– Как там?

– Все спокойно. Соседей справа нет. Слева – смотрят телевизор, так что ничего не услышат.

– Он дома?

– Дома.

– Один?

– Один.

К известному в городе уголовному авторитету Сивому зашли через балкон, потому что было уже темно, а его окна смотрели в кирпичную стену противоположного дома.