Боец невидимого фронта – 7

Но все равно – слава богу…

 

Глава 16

 

За сходку сказал Миша Фартовый. Авторитетный, из уходящей породы законников, вор.

– О чем толковище будет?

– О разном.

«Разное», как когда‑то на партсобраниях, проходило последним пунктом повестки дня. Начинать с главного было несолидно. Настоящий вор не должен спешить, настоящий вор должен знать себе цену.

– Новый прокурор вконец оборзел, подмазку колесами берет. «Шестисотыми».

– Борзый мент.

– Они все борзые, пока хвост не прищемят… Травили баланду уважаемые люди блатного мира, не спеша, со вкусом проговаривая слова.

– А не послать ли нам нового прокурора в баню…

– С телками?

– С телками. И с кино. Как прежнего…

Воры сидели в банкетном зале ресторана. Теперь это было принято. Тяга к роскоши разъедала общество, в том числе разъедала уголовный мир. Лет тридцать назад сходки случались где придется, главным критерием подбора помещения были запасной выход и подступающие к окнам кусты, чтобы сподручней было обрываться от ментов. Теперь времена изменились. Теперь воры могли себе позволить откупить роскошный ресторан в центре города, хоть даже с одним парадным входом, а вместо кустов обставить окна навороченными джипами.

И кушать себе крабов, и пить дорогой коньяк, и не брать себе в голову этих глупостей за облаву. Потому что за облаву пусть боится бездарный фраер. А ворам милицейскую облаву сбросят на пейджер, и они уйдут, как люди, через главный вход, доев свой суп и допив свой коньяк. И разъедутся на своих «мерсах» по хатам, пока менты еще только будут мотать свои портянки.

Конечно, за облаву надо отстегивать бабки, но бабки за облаву стоят того.

– Помельчал теперь прокурор.

– Помельчал.

– Раньше прокурор зашибал двадцать червонцев, ездил на «копейке» и был счастлив, если ему давали в лапу деревянный четвертной. А теперь они воротят хари от цветной капусты!

– Зажрались.

– Зажрались.

– С теми было трудно договориться, но если договориться, то им можно было верить. Они были тоже менты – но у них была совесть. Когда они говорили – можешь быть спокоен три дня, можно было быть спокойными три дня и даже больше. А эти берут бабки, обещают три дня и посылают легавых в масках со шпалерами.

– Это так.

– Разве раньше менты ходили в масках и шмаляли из шпалеров в белый свет как в копеечку?

– Не было такого.

– Они не трогали нас, мы не трогали их. Раньше был порядок. Теперь – беспредел. Теперь все мочат всех.

– И это правда.

– Тогда скажу я, – вступил Миша Фартовый. – Скажу за ментов и скажу за беспредел. Скажу, что менты скурвились и кормят с рук беспределыциков, чтобы те мочили воров. Я собрал вас, чтобы сказать за беспредел. Чтобы сказать, что они завалили Губу.

– Тубу?! Когда?!

– Губу никто не валил. Губа кончился от наркоты.

– Это брешут менты. Губа баловался дурью, но на игле никогда не сидел.

– Ты точно знаешь?

– Я точно знаю! Это менты! Это они вкололи ему дурь. И заделали его шестерку. И заделали Сивого. Вы знали Сивого?

– Мы слышали про Сивого. Он был человеком Губы.

– Он не был человеком Губы, он был сам по себе. Был блатным. И мог когда‑нибудь встать на место Губы. Их замочили в один день. Всех в один день!

Воры напряглись.

– И замочили шестерку Сивого. Замочили Рваного. И тоже в тот же день. Они замочили Губу, шестерку, Сивого и Рваного. Разве это случайность?

– А вдруг?..

– Вдруг может зажмуриться один. Ну двое. А здесь зажмурились четверо. Четверо! А может, даже больше. Потому что под Сивым ходили Ноздря с Харей, которые пропали. А под Харей ходил Хрипатый, которого разнесли вместе с квартирой в клочки, и ходили кореша, которые пропали вместе с Ноздрей и Харей.

– Куда они пропали?

– Просто пропали. Совсем пропали! Воры напряженно молчали. Говорил Миша Фартовый.

– Был базар, что они замочили какого‑то фраера И будто бы тот фраер вез немерено бабок.

– Так, может, их за бабки мочат?

– Может, и за бабки, а может, и не за бабки, только мочат менты – Потому что мочат чисто и мочат воров!

– А может, это бес пределы пики?

– Просю беспредельшики кончали бы только Губу. А здесь зажмурили всех! Разом! Это могут быть только менты! Или могут быть ссучившиеся беспределыцики, действующие по наводке ментов.

А раз это так, то Губы им будет мало. Следующим после Губы буду я.

«Тогда это не наши проблемы, – подумали воры. Тогда это твои проблемы». Но сказали по‑другому.

– Зачем ты собрал нас?

– Я собрал вас, чтобы сказать про Губу и ментов. Сказать, что мочат блатных и воров. Что им мало будет Губы и мало будет Мишки Фартового. Теперь вы знаете за мочилово.