Боец невидимого фронта – 7

– Это «Мерседес» шестисотой модели, – объясняли им. – По‑простому – «мере». Или «телега». Короче, такая крутая тачка, широкая, совсем черная, с десятикиловаттной стереомузыкой, кондишеном и типа всякими наворотами, чтобы было удобно ездить на стрелки и оттягиваться с телухой.

Курсанты ошарашенно смотрели на инструктора.

– К «мерсу» положены аксессуары – ну там голда или цепак на полкило, мобила «Моторола», децел на сто строк и ствол двенадцатого калибра. А если без «ствола» и «мерса», то, значит, ты голимый лох и твое место у параши. Понятно? Сегодня без знания этого сленга вас не пустят ни в одно приличное общество.

– А кто тогда мы? – показали курсанты на малиновые пиджаки.

– Вы, в натуре, братаны, корефаны или брателло, короче, такие крутые пацаны, у которых все путем, потому что они ездят на «шестисотых» тачках, в прикиде от Версаче, имеют телку и навороченную хату, ведут себя по понятиям и разведут любого на одних мизинцах. А теперь – пройдитесь. Курсанты пошли малиново‑золотистым строем, дружно отблескивая голдами и отбивая дробь об асфальт плаца лакированными туфлями.

– Нет, нет. «Новые русские» ходят не так. «Новые русские» ходят от живота. Вот так, выбрасывая ногу чуть с вывертом. А главное, лицо, не такое у них лицо, совсем другое у них лицо.

И не надо хлопать дверцами машины. Они не хлопают дверцами машины, потому что не открывают их. Им – открывают.

Повторите еще раз.

И еще раз.

И еще…

Трудно это – стать другим человеком. Стать тем, кем никогда не был.

 

* * *

 

– Священники так не говорят.

– Грузины так не пьют…

– Ненцы так не едят…

– Работяги сморкаются по‑другому…

– Дирижеры так не садятся, они отбрасывают фалды фрака…

 

* * *

 

И снова прикладная психология.

– Чтобы войти человеку в доверие, надо…

И предмет «Карманные кражи».

– Резать карманы лучше половинкой бритвенного лезвия… Подойдите к манекену и попробуйте вырезать левый внутренний карман.

Нет, не так. Вы держите лезвие слишком прямо и зло дерете ткань. Измените угол…

Еще…

Еще…

– Это станина, это суппорт, это «бабка», – объяснял инструктор устройство токарного станка. – Встаете здесь, берете деталь, вставляете сюда, зажимаете резец…

Повторите.

– Разве мы будем токарями?

– И еще фрезеровщиками, сварщиками, наладчиками… Вы должны иметь представление о профессиях, которые будете использовать в своих легендах. Вы должны быть убедительными. Включайте станок…

– Покажите, как вы будете уходить от слежки. Нет! Это слишком явно. Вы не должны показывать, что обнаружили наблюдение. Подумайте, как аргументировать изменение своего поведения…

– Взрывчатку можно изготовить из следующих купленных в аптеке без рецепта веществ, смешанных в пропорции…

– Нож должен лежать справа, вилка слева, тарелка посередине. Перекладывать приборы без необходимости не следует.

Равно как чавкать за столом!.. Наряд вне очереди!

И облизывать пальцы, когда рядом лежат салфетки… Два наряда вне очереди!

И уж тем более ковыряться вилкой в зубах… Три наряда…

На практические занятия курсантов вывозили в город. Машина притормаживала возле остановок, старшина коротко инструктировал личный состав:

– Сейчас двенадцать. Ровно через три часа, то есть в пятнадцать ноль‑ноль, вы должны быть здесь и должны иметь по пять штук на рыло. Где вы их возьмете – меня не касается. Это ваши проблемы. Если вас поймают – это тоже ваши проблемы. Пойдете под следствие и в тюрьму. Мы вас отмазывать не станем – не надейтесь. Если что – сообщим следствию, что вы самовольно покинули часть, и дадим положительную характеристику. Получите года три‑четыре.

Но не дай вам бог ляпнуть, чем вы здесь занимались!

Тогда все! Тогда вам мало не покажется!

Задача ясна? Тогда время пошло!

Курсанты разбегались кто куда. Пристраивались к очередям, толкались в транспорте, заходили в банки. Через три часа они подсчитывали улов.

– Шесть тысяч…

– Где работал?

– В железнодорожных кассах.

– У тебя?

– Три.

– Почему так мало?

– Меня заметили. Пришлось отрываться.

– Плохо, что заметили. Неуд.

– У тебя?

– Пять тысяч долларов.

– Долларов?!

– Так вы же не сказали, пять тысяч чего… «Зачем нам уметь резать карманы? – не раз удивлялись курсанты. – Кого из нас готовят?» И однажды узнали.

– Вы, конечно, хотите знать, кем вы будете после окончания учебки? – спросил их незнакомый человек в штатском. – Отвечаю. Будете профессиональными подпольщиками. Законсервированными на случай будущей войны. Есть такая воинская специальность. Очень редкая специальность. Почетная специальность.

При объявлении военного положения вы должны в течение трех часов явиться в ближайший военкомат и предъявить свое мобилизационное удостоверение или назвать номер своей части. В случае, если вы окажетесь на территории, занятой противником, вам следует задействовать резервные каналы связи либо начинать действовать самостоятельно – собирать разведывательную информацию, внедряться в оккупационную администрацию и на режимные объекты, организовывать диверсии на транспортных коммуникациях и в воинских частях, формировать подпольные группы.