Боец невидимого фронта – 7

– Тут вас…

– Меня? Кто меня… Ах, меня. Директор почти машинально схватил телефон и услышал уже знакомый голос.

– Я слышал, у вас неприятности? Мне очень жаль.

– Ты, сволочь, если ты хочешь меня запугать, то знай, падла, что у тебя ничего не выйдет! Я тебя в порошок сотру! Я вас всех в порошок сотру!

Секретарша, испуганно втянув голову в плечи, смотрела на директора. Она впервые видела его таким.

– Закрой пасть! – вдруг, оставив притворную вежливость, в тон директору гаркнул незнакомец.

– Как ты?!. – на мгновенье растерялся директор.

– Не вынуждай нас к крайним мерам. Или тебе мало? Или ты хочешь еще?

Директор, яростно вращая глазами, соображал, на ходу соображал, как ему выкрутиться из сложившегося положения. Он думал, они пугают… они не пугают, вон как стену разворотили. Из чего? Из гранатомета?.. И могут еще… Запросто могут, из гранатомета. Так, по телефону их не взять. Надо выманить их в чистое поле. Вот! Выманить… Посмотреть, кто они такие. И попытаться договориться. Черт с ним, даже откупиться… Или… Тогда уже или… Потому что тут как в бою – ты или тебя. Пусть с ними уголовники разбираются. Ну должна же быть на что‑то нужна «крыша». Они крови не боятся. За что им и платят. Пусть они… Пожалуй, так… Именно так!..

– Хорошо, я согласен, – сказал директор уже совершеннно спокойным тоном.

И показал секретарше и всем, кто был в приемной, на дверь.

Ну уходите же вы!

Дверь прикрыли.

– Я согласен, но такие переговоры не ведутся по телефону. Мне нужна встреча. Личная встреча. С вами или кто там за вами стоит. Там мы все и порешим.

– Хорошо, встреча будет. Я перезвоню.

Раздались гудки, но директор все еще стоял, удерживая трубку возле уха, с неудовольствием замечая, что она подрагивает в его руке.

Что за чертовщина? Он что, боится?

Ну подумаешь, взорвали стену – ерунда какая, даже никто не пострадал. Как будто раньше на него не бывало наездов. Бывали. И покруче бывали. И ничего, пронесло. И, значит, теперь тоже должно…

Вечером генеральный директор встречался с «крышей». Встречался с откровенными уголовниками, которым он «отстегивал бабки за территорию». Он бы давно мог им не платить, но предпочитал платить. Не потому, что боялся, он не был мелким базарным торговцем, третируемым «быками», он был градообразующим предприятием и мог в любой момент отправить свою «крышу» в лагеря, позвонив начальнику горотдела милиции, но он не звонил. Уголовная «крыша» была полезна, когда кого‑нибудь нужно было предупредить, припугнуть или убрать. На что милиция или телохранители вряд пойдут. А уголовники не побрезгуют.

«Крышей» был местный авторитет по кличке Пика. Зэк с двадцатилетним тюремным стажем, с церковью с полудюжиной куполов, вытатуированных на груди.

– Чего тебе?

– Дело есть.

– Ну садись, коль дело, потолкуем.

– Про взрыв на заводе слышал?

– Земля слухом полнится.

– Что скажешь?

– На понт тебя берут фраера дешевые. Чтобы очко заиграло.

– Хорош понт, пол‑этажа снесли!

– Хотели бы заделать вчистую – заделали. А они пугают.

– Я с ними о встрече договорился.

– Стрелку забил?

– Считай, что забил.

– Что с меня хочешь?

– Чтобы ты там был, со своими. И если что не так, с ними разобрался.

– Чтобы кончил, что ли?

– Разобрался. Вначале разобрался…

– Ладно, разберусь, не дрейфь.

Весь следующий день и еще один директор ждал звонка. И ловил себя на том, что помнит об этом все время. Хотя напряжение ушло. Дыру на втором этаже заложили и уже даже закрасили. Коридор наскоро отремонтировали, так что никаких следов взрыва почти не осталось.

Милицию в это дело ввязывать не стали, отговорились тем, что взорвался баллон с ацетиленом. Жизнь быстро вошла в рабочий ритм. О происшествии ничего не напоминало, только разве четыре приставленных к генеральному телохранителя. Которые весь день сидели в приемной, уставившись на коленки секретарше. Но сразу вставали и сопровождали директора куда бы он ни шел, если он выходил из кабинета. Двое шли спереди, двое сзади, оттирая к стенам всех встретившихся в коридорах работников завода.

А незнакомец все не звонил.

Незнакомец позвонил на третий день.

– Встреча будет послезавтра в три тридцать дня на пятнадцатом километре северною шоссе.

– Нет, так я не согласен. Пусть будет где‑нибудь поближе к заводу. Например, на пустыре, где картофельное поле.

– Хорошо, пусть будет там.

В пятницу вечером гендиректор прозвонил «крыше».

– У тебя все в порядке?

– Не пасуй, все будет ништяк.

Хорошо бы…

Днем уголовники подтянулись к заводу на своих джипах, Пика собрал приличную команду – человек десять готовых на все головорезов. Машины загнали в гараж. «Быки» слонялись по двору, распугивая своим видом случайных рабочих.