Боец невидимого фронта – 7

В три директор спустился вниз в окружении заслонявших его телохранителей. Теперь их было не четверо, было больше.

Уголовники уважительно взглянули на «шкафы» в тройках, с оттопыривающимися в сторону левыми подмышками.

На крыльцо заводоуправления высыпали снабженцы и ИТР‑служашие. В окне третьего этажа, утирая льющиеся градом слезы, рыдала секретарша директора. Не хватало только духового оркестра и подаваемого к платформам эшелона.

– Ну что, поехали?

Первыми за ворота выехали джипы с братками Пики, за ним микроавтобус с телохранителями, за ними машина гендирсктора, машина коммерческого директора, машина с телохранителями… Замыкал колонну автобус с прихваченными на всякий случай молотобойцами кузнечно‑прессового цеха,

На пустыре колонну встречали люди – заранее посланные к месту встречи телохранители.

– Ну что?

– Никого нет. Мы тут все обшарили вокруг,

– Ладно, будем ждать.

В три двадцать девять со стороны шоссе подъехали «Жигули», «Пятерка». Развернувшись, остановились возле вставших в каре заводских машин.

Из «Жигулей» вышел мужчина. Один мужчина.

Один!

Пошел прямо к директору. Телохранители расступились.

– Отойдем? – предложил он.

Бояться было некого. Этого, что ли? Имея такую армию! И директор заметно приободрился.

– Пошли.

Генеральный и мужчина отошли метров на десять в сторону. Телохранители было двинулись за ними, но остановились. Никакой угрозы для жизни патрона не было.

– Ну что вы хотели мне сказать? – даже как‑то с вызовом спросил гендиректор.

– Хотели попросить не нарушать партнерские обязательства. И подписать вот этот документ.

– Что это?

– Дополнение к прошлым договорам, подтверждающее ранее принятые обязательства сторон.

– И это все?

– Все, – просто ответил мужчина.

– А убытки мне компенсируете вы?

– У вас не будет убытка, у вас рентабельное предприятие.

– Мне лучше знать!

– Нам не хуже.

Мужчина был спокоен, был удивительно спокоен!

– Мне кажется, что наш разговор не получился, – сказал директор.

И повернулся спиной, Ему нравилось, что он может вот так, на глазах своих подчиненных, продемонстрировать свою силу.

– Если разговора не получится, нам придется действовать иначе.

– Не пугай, пуганый.

– Значит, недопутанный. Не толкайте нас на крайние меры.

Это была фраза из какого‑то кинофильма. Но такие фразы доходят лучше.

– Не пугай! – заорал в голос директор. – А то я тоже тебя напугаю!

Махнул рукой, и от джипов, блатной, лениво, вразвалочку походкой, пошли «быки» Пики. Они ухмылялись и поплевывали себе под ноги. Они рисовались и брали фраера на понт.

– Если вы, если ты не перестанешь заниматься шантажом, будешь иметь дело вот с этими!

«Быки» обступили хлипковатого на вид мужика с боков. Придвинулись, напирая животами.

– Ну ты че, мужик, ты че, не понял, что ли? Такой тупой, да? Давай вали отсюда, пока мы тебя не зажмурили! И если еще раз!..

Пика взглянул на директора.

Тот кивнул и отошел в сторону. Кивнул один раз, чтобы мужика хорошенько проучили. А если бы кивнул два раза, то это обозначало бы, что мужик не жилец.

Но это было бы слишком. Для этого мужика слишком…

– Поехали, – сказал директор, чтобы оставить Пику одного.

Все двинулись к машинам.

– Постойте, – громко сказал мужчина. – Мы недоговорили.

Шагнул к директору, но ему заступили дорогу подручные Пики.

– Ты, мужик, не дергайся, ты свое и так получишь.

– Это ваше окончательное решение? – крикнул, не обращая на них внимания, мужчина.

Директор только махнул рукой.

И мужчина тоже махнул.

Когда махнул мужчина, случилось что‑то непонятное. Недалеко, метрах в пятидесяти справа и слева, но чуть сзади, проломив настилы, поднялись из‑под земли две фигуры. В руках у них были длинные палки. Нет, не палки, были ручные пулеметы! Мгновенно раскинув сошки, они уперли пулеметы в землю, передернули затворы и дали две короткие, поверх голов присутствующих, очереди.

Пули тонко и страшно просвистели в воздухе.

Пулеметчики завалили стволы пулеметов вниз и еще раз нажали на спусковые крючки. На этот раз очереди были длинные; прошедшие веером над самыми головами.

Все инстинктивно присели.

– На землю! – неожиданно громко рявкнул мужчина.‑Всем, кто хочет жить, – на землю!

Пулеметы отработали еще по два десятка патронов. И уперлись дымящимися дулами в толпу. – На землю, я сказал!!

Пулеметчики располагались очень грамотно, по флангам, контролируя всю окружающую территорию. Они могли резать толпу с двух сторон кинжальным огнем.

Уберечься от них было невозможно.

Первыми упали молотобойцы. Им такие заморочки были ни к чему. Они легли на животы и Поползли под автобус.

Следующими рухнули телохранители. Не потому, что испугались, потому что здраво оценили обстановку. Они, наверное, могли сделать один‑два неприцельных выстрела, но вряд ли бы они успели сделать третий. Пулеметы, бьющие в упор, это очень серьезно. Они просто сметут их, как дворницкая метла пыль. Может иметь смысл умереть за охраняемое лицо, но лишь когда можно его спасти. А здесь… Здесь можно только умереть.