Боец невидимого фронта – 7

– Зря вы так, гражданин, говорите. Сознательность надо проявлять, все‑таки человека убили.

И предъявлял свое удостоверение, отчего не в меру разболтавшийся садовод сразу скисал.

– Хочу задать вам несколько вопросов, пока без протокола. Но если что‑нибудь утаите, то придется пригласить вас в отделение для снятия допроса по всей форме. И тогда, боюсь, ваши помидоры увянут.

– А можно без… без отделения?

– Это будет зависеть от вашего желания помочь следствию.

– Я готов, я помогу.

– Посмотрите на эти фотографии, кто‑нибудь из этих людей был на месте преступления?

На фотографиях были Ноздря, Харя и кое‑кто из банды.

– Только внимательней, внимательней смотрите. От этого будет зависеть…

– Да, были. Вот этот и этот. Эти точно были.

– А человека, которого они убили, вы можете описать?

– Ну наверное…

– Или лучше поступим так: я вам буду показывать отдельные детали лиц, а вы выбирать похожие.

– Где выбирать?

– Прямо здесь.

Капитан вытаскивал из бывшей при нем спортивной сумки ноутбук и запускал программу фоторобота.

– Лоб, лоб какой был?

Такой?

Такой?

Или, может быть, такой?..

Нос…

Уши…

Губы…

Похож?

– Да, кажется, похож. Похож!

– Кто‑нибудь еще из тех людей, что вы знаете, был на остановке в момент преступления?

– Нет.

– Я предупреждаю вас об ответственности за дачу ложных показаний. Предупреждаем, что мы их все равно найдем, и тогда вам не убирать вашего урожая. И гарантируем, что никому не скажем…

– Да, были. Семен Михайлович вон из того домика…

Семен Михайлович тоже опознавал на фотографии бандитов и составлял свой вариант лица потерпевшего на фотороботе. И указывал на других садоводов‑свидетелей.

Которые добавляли детали к картине преступления и новые штришки в портрете потерпевшего.

С которым капитан отправился в аэропорт и на вокзал, где показывал удостоверение и распечатку фоторобота.

– Вы не видели этого человека? Где‑нибудь здесь, в зале ожидания, на выходе, возле буфета. У него еще был такой большой кейс.

В комнате отдыха летного состава капитан долго беседовал с бортпроводницами.

– Посмотрите внимательней, это опасный преступник. Маньяк. И каждый лишний день, проведенный им на свободе, может стоить кому‑то жизни. Он мог лететь на самолете примерно…

– Да, видела, – быстро вспомнила одна из бортпроводниц. – Летел. Его еще потом один молодой человек разыскивал, буквально на следующий день, тоже из милиции.

– Из милиции? Почему вы решили, что из милиции?

– Он удостоверение показал.

– А фамилию его вы не помните?

– Нет.

– А место, где сидел вот этот? – снова показал фоторобот.

Место стюардесса помнила. Отчего не составляло труда установить фамилию и имя пассажира, взявшего на этот рейс и на это место билет… И получается…

…Получается, что он идет по следу пропавшего Девяносто второго. Тот, второй с видеозаписи тип, вертевшийся возле конечной остановки городского автобуса. Потому что вертелся. И потому, что с конечной остановки поехал не куда‑нибудь, а поехал на железнодорожный вокзал и поехал в аэропорт. Где не билеты покупал, а останавливал служащих и показывал им какую‑то распечатку.

Какую?

Девяносто девятый остановил одного из служащих.

– Слушай, к тебе сейчас лейтенант Сидоров не подходил? Ну он тут еще всех останавливает и показывает… – Потянул фразу Девяносто девятый.

– Фоторобот, что ли?

– Ну да, фоторобот. Такого мужика с бородой.

– Нет, без бороды. С короткой стрижкой.

– И с такими бровями, широкими и дугой, как у Брежнева.

– С узкими и прямыми.

– Тогда это не тот. А лейтенант куда пошел?

– Туда.

– Спасибо…

Еще у одного служащего Девяносто девятый спросил про нос и губы.

Опознать по описанию фоторобот Девяносто второго было затруднительно. Но, как минимум, он был на него похож.

А раз так, то этот мужик с фотороботом подошел к тайне кейса ближе всех. Потому что прошел по его маршруту, нашел людей, которые его видели, по чьим показаниям смог составить фоторобот, с которым пошел по транспортным узлам. А раз пошел, то он мог и почти наверняка вычислил людей, которые видели Девяносто второго в самолете. После чего будет пара пустяков установить фамилию и имя убитого пассажира. Не настоящие фамилию и имя, но все равно…

Девяносто девятый отбежал на почту и, пока мужик с фотороботом ел в буфете, отбил срочную телеграмму.

«Могилу тети приехали навестить дальние родственники, интересующиеся оставленным ею наследством. Необходимо решить вопрос целесообразности приезда племянников».

 

Глава 22

 

В Генеральном штабе Российской армии играли в войну. Играли взрослые, с лампасами на штанах и генеральскими звездами на погонах, дяди.

Они продвигали вперед «фишки» дивизий, полков и батальонов, поддерживали их огнем расставленных по флангам артбригад, бросали в прорыв игрушечные «танки» сводных танковых батальонов, поднимали в воздух «самолетики» эскадрилий фронтовой и стратегической авиации, пододвигали к местам боев «кораблики» десантных эскадр, выбрасывали на территорию «синих» полки десанта, подтягивали из тылов «паровозики» железнодорожных эшелонов с боеприпасами, техникой и личным составом.