Боец невидимого фронта – 7

Нет, надо разобраться с этим делом раз и навсегда.

Надо разобраться самому…

Девятый набрал номер Восьмого. Потому что обязан был докладывать любую вновь поступившую информацию.

– У нас новые осложнения с тетиным наследством.

– Опять?! Да что же это такое делается!..

– Двоюродный племянник сообщил, что объявились новые, претендующие на наследство родственники. Еще более активные, чем раньше, родственники.

Не исключено, что они могли узнать рейс и время прибытия тети в город. Когда она еще была жива.

– Что ты предполагаешь делать?

– Я думаю выехать на место и разобраться во всем самому.

– Разумно.

– Хочу просить отправить со мной племянников.

– Хорошо, согласен. Когда выезжаешь?

– Немедленно…

Девятый вылетел на место ближайшим рейсом. Но вылетел не туда, куда нужно, вылетел в другой, соседний город. Где в аэропорту нанял частника.

Чистильщики отправились в путь на полчаса раньше его, но отправились на машинах. Разными маршрутами на разных машинах. Аэрофлоту они, на всякий случай, решили не доверяться.

В городе, в условленном месте, Девятый встретился с Девяносто седьмым.

– Первым пришел вот этот, – показал несколько плотных листов с компьютерной фотораспечаткой Девяносто седьмой.

– Кто он?

– Следователь из Москвы. Фамилия Шипов.

– Откуда знаешь фамилию?

– Попросил посмотреть в книге регистрации швейцара.

– Да ты что!..

– Я аккуратно, втемную. Он мне не только Шипова, он мне сорок фамилий списал.

– Кто был вторым?

– Вот этот.

«Вторым» был капитан Егорушкин, снятый цифровой видеокамерой в нескольких ракурсах.

– Он крутился возле конечной станции автобуса, активно знакомился с людьми, был на железнодорожном вокзале и в аэропорту, где показывал служащим фоторобот, предположительно Девяносто второго.

– Думаешь, опознали?

– Не знаю. Но он заходил в комнату отдыха летного состава.

Так, совсем нехорошо…

– Где он сейчас?

– В гостинице УВД. Семнадцатая комната.

– Он с кем‑нибудь встречался, куда‑нибудь заходил – на телеграф, почту, междугородный телефон?

– Нет.

Значит, попытается. А раз так…

– Что нам делать дальше?

– Ничего не делать. Продолжать наблюдение. Только так, чтобы комар носа не подточил! Или…

Насчет «или» Девяносто седьмой догадывался. Или придется прибирать за собой самому. Такое правило. И если приберешь некачественно, то «приберут» тебя. Чистильщики приберут.

– У тебя все?

– Все.

– Тогда я ухожу первым. Ты – через четверть часа после меня.

Девятый ушел, забрав распечатки и исходники – видеокассеты и дискеты с фотографиями. Но не стал переправлять их Восьмому. Устанавливать личности «родственников» было не к спеху. Это можно было сделать потом, когда они уже не будут представлять опасности.

Девятый принял решение, единоличное решение – незнакомца с фотороботом следовало зачищать. Как можно быстрее зачищать. И заодно, вместе с ним, зачищать следователя Шипова, потому что он тоже крутился на месте гибели Девяносто второго, заходил в диспетчерскую и в горотдел милиции.

Конечно, если играть по правилам, то торопиться не следовало, а следовало тщательно отследить маршруты «объектов», узнать, кто они, откуда, для кого ведут расследование, что успели узнать, и лишь тогда решать их судьбу… Но приходилось играть не по правилам, так как любая следующая встреча могла расширить круг посвященных, и тогда пришлось бы разбираться уже не с этими двумя незнакомцами, а с другими и с третьими…

Нет, в этом конкретном случае их молчание важнее их связей. Впрочем, от информации можно тоже не отказываться, можно попытаться добыть ее «по‑фронтовому», как у взятых в плен «языков».

Девятый нашел командира чистильщиков.

– Работаем сегодня.

– Как сегодня?! Так не пойдет. Я должен легализовать людей, посмотреть место, разработать сценарий. И потом, у меня еще даже не все прибыли. Кое‑кто еще в пути.

– Некогда разрабатывать сценарий. И ждать некогда. Будем действовать «с колес». Сегодня вечером.

Размещать прибывающих в город «журналистов» и командированных на предприятия «инженеров» не пришлось. Не до того было. Командир разбросал своих подчиненных по городу, по ресторанам, кинотеатрам, скверам. Чистильщики тупо сидели на лавках в городском саду, в скверах и во дворах, потом шли в ближайший кинотеатр, покупали билет и смотрели фильм, после фильма снова пересаживались на лавки или за столики в рестораны и, отобедав, снова шли в кинотеатр, но уже в другой, смотреть зачастую тот же самый фильм.

Пока чистильщики «культурно отдыхали», их командир и Девятый привязывали на ходу придуманные планы к местности.

– А может, просто закинуть им в номера пару гранат, и все? Там всего третий этаж.

– Не надо гранат, по‑тихому надо. Без шума.

– Ножом на выходе из гостиницы?

– Это тоже шум. Лучше было бы взять их живыми, вывезти куда‑нибудь за город и…

Они обсуждали детали – расстановку сил, варианты противодействия «объекта», используемое оружие и приемы, просчитывали расстояния – кому, откуда и сколько потребуется секунд и шагов, чтобы оказаться там, где следует оказаться, проверяли пути эвакуации…