Боец невидимого фронта – 7

Вам придется воевать в одиночку. Умирать в одиночку. И побеждать в одиночку.

Скоро у вас будут выпускные экзамены. Максимально приближенные к реальным боевым условиям. Вы будете выброшены «за линию фронта», для выполнения специального задания. Кто его завалит – пойдет дослуживать в части, кто справится – может считать себя свободным.

Свободным до будущей войны…

«Скоро» наступило на следующий день. Курсантов по одному вызывали в канцелярию, где ставили экзаменационную задачу.

– Вам надлежит, разработав легенду прикрытия и обеспечившись документами, прибыть в город Серов, где легализоваться и устроиться на режимный завод П/Я 2716 с целью сбора сведений о характере выпускаемых изделий и подготовки диверсионных актов.

Вопросы есть?

– Никак нет!

– Тогда – кру‑гом! И шагом марш в каптерку.

Каптеркой заведовал преклонных лет старшина.

– Что там у тебя?

Курсант протянул выданную ему накладную.

– Та‑ак… Давай раздевайся.

– Как раздеваться?

– Совсем раздевайся. Догола!

Курсант стянул с себя рубаху, штаны и белье. И остался стоять в чем его родила мама.

– Так, что там у тебя?.. Ага…

Старшина ушел куда‑то за стеллажи и вернулся с цветными плавками, махровым полотенцем, красными резиновыми тапочками и маской для подводного плавания.

– На, получи и распишись.

– И это все?

Старшина еще раз посмотрел в накладную.

– Все. Все, что положено.

– Куда же я с этим?

– А это меня не касается. Следующий.

На выходе курсанта ждал инструктор. Он протянул ему меховые унты и штаны, набросил на плечи шинель и сопроводил в машину.

– На аэродром.

Машина выехала на бетонку, где стоял «МИГ‑спарка».

– Пассажир! – крикнул сопровождающий. Пилот махнул куда‑то назад.

Курсанта подняли на крыло, посадили в заднюю кабину, натянули на голову шлем.

– Седьмой просит взлет.

– Седьмому взлет разрешаю.

Взвыли турбины, «МИГ», клюнув носом, тронулся с места и, набирая скорость, побежал по взлетной полосе.

– Как ты там?

– Нормально.

Через полтора часа Седьмой запросил посадку.

– Посадку разрешаю.

К замершему в конце полосы «МИГу» подкатил медицинский, с военными номерами, «уазик».

– Где пассажир?

Курсанта выдернули из кабины и повели к машине.

– Поехали.

На окнах были шторки, и видно ничего не было. Но был слышен шум какого‑то города.

– Стой. Мы прибыли. Выходи.

Курсант дернулся к двери.

– Эй, погоди, а шинель!

С него сняли шинель, штаны, унты.

– Теперь иди.

Дверца открылась, и его толкнули вперед. В глаза ударило яркое, слепящее солнце, шипели накатывающие на берег морские волны, скрипела под ногами галька, неясно шумела людская толпа. Впереди был пляж с навесами, лежаками, киосками с пепси и сотнями полуголых, дочерна загоревших людей.

– Граждане, ну не заплывайте за буйки, утопнете же! – предупреждал скучный мегафонный голос со спасательной вышки.

– Боря, Боренька, осторожно, вода холодная, – истошно кричала какая‑то женщина.

И все кричали, говорили, смеялись… Это был юг.

Был курорт. И он – в плавках, шлепках, с полотенцем и маской для подводного плавания. И крутись как хочешь.

Курсант шарахнулся назад, к машине. Дверца была открыта.

– Что, место не нравится? – участливо спросили его. – Тогда проехали дальше. Там дальше нудистский пляж. Хочешь?

Курсант быстро‑быстро замотал головой.

– Можно что‑нибудь из одежды?

– Если только унты.

Дверца захлопнулась.

Мимо пробежали две симпатичные девушки в открытых купальниках и, оглянувшись на стоящего столбом парня с маской, захихикали.

Нет, стоять так нельзя. Надо идти… ну хотя бы купаться. Он добежал до моря и с удовольствием бухнулся в воду. Там, где два часа назад был он, лето еще только начиналось.

Ай спасибо командирам, удружили! Купался он долго, потому что присматривался к пляжу. К одежде отдыхающих. Одежда нужна была до зареза. Не ходить же по городу в плавках и маске.

Вон тот парень… Кажется, он его роста и комплекции. Парень лежал на топчане на животе и дремал, разомлев на солнышке. Когда к нему подкрался такой же, как он, с маской на лице, молодой человек, на него никто не обратил внимания. Молодой человек сел на гальку, и гримасничая сквозь стекло и подмигивая окружающим, пощекотал своему приятелю пятку. Тот дернулся, но не проснулся. Молодой человек тихо засмеялся и поднес палец к губам и потянулся за одеждой спящего.

Он предлагал всем, вместе с ним, от души повеселиться. Молодой человек собрал одежду, поднял туфли и, крадучись, на носках, отчаянно гримасничая и делая вид, что еле сдерживает смех, пошел прочь.

Его видели все, но его никто не остановил. Ему подмигивали, ему улыбались и показывали большой палец, потому что были уверены, что он так шутит.

А он не шутил. Он – воровал.

Одежда была впору. В кармане нашелся кошелек с мелочью.

Он быстро ушел с пляжа. Ушел уже в одежде. В ближайших авиакассах он встал в очередь.