Боец невидимого фронта – 7

– А потом куда?

– Потом по восточной автостраде, до семнадцатого километра. Там начинается лесной массив. Нужны колеса.

– Только чистые колеса. Наш транспорт лучше не светить.

– Понятное дело.

– Надо проехать по маршруту, посмотреть, нет ли там постов ГАИ, засечь время…

Шел обыденный, «производственный» разговор. На тему куда ехать, на чем ехать, кому ехать, а кому не ехать… Шел нормальный разговор на ненормальную тему, на тему запланированной на сегодня смерти. Смерти двух ни о чем не подозревающих людей.

– Пошли кого‑нибудь вперед, пусть выроют ямы. Только аккуратно, чтобы в двух шагах…

Договаривать он не стал, и так все было понятно: не обыватели должны были лечь в эти ямы, люди, имеющие отношение к МВД. И, значит, их искать будут. Но найти не должны…

Ямы вырыли в глухом, без тропинок, пустых консервных банок и других следов пребывания человека, месте. Но и там отыскали самое непривлекательное, труднопроходимое место.

Отмерили шагами прямоугольник два на полметра. А больше и не надо было, в безвестные могилы покойники ложатся без гробов, и, если не вмещаются, ложатся боком. Чтобы поменьше копать.

Чистильщики аккуратно собрали и перенесли в сторону лесной мусор – подгнившие стволы, ветки, шишки, прошлогоднюю листву. Подрезали, одним большим листом сняли с могилы дерн, положили «лицом» на траву. Вдавили штыковые лопаты в открывшийся чернозем. Но землю не отбрасывали, землю ссыпали в мешки.

Вырыли одну яму.

В трехстах метрах от нее выкопали другую.

Прикрыли пустоту жердями, на которые, сверху, настелили дерн. Мешки отнесли на берег небольшой реки, зашли по колено в воду и рассыпали грунт, пустив его по течению. Вода замутилась и мгновенно унесла землю.

Могилы были готовы. Могилы ждали своих покойников…

В два часа дня к патрульному милицейскому «уазику» подбежал человек.

– Скорее, скорее, там… там убивают!

– Кто убивает?

– Бандиты! Скорее!..

До конца дежурства оставалось меньше часа, и менее всего милиционерам хотелось кого‑нибудь спасать. Но не вовремя проявивший сознательность гражданин дергал дверцу и нагло лез в машину.

– Эй, ты куда, полегче! – возмутился один из милиционеров.

И попытался вытолкнуть наглеца наружу. Но тот вдруг навалился на него, выбросил вперед левую руку и ткнул в шею милиционера иглы электрошокера.

Коротко протрещал электрический разряд. Милиционера пробила крупная дрожь, и он отключился, упав лицом вперед на приборную доску.

Его напарник даже не понял, что произошло. Но инстинктивно отшатнулся и схватился за ручку дверцы. Но открыть не смог. К дверце, со стороны улицы, привалился какой‑то мужчина.

И больше он ничего сделать не успел – острые, искусственно удлиненные иглы электрошокера ударили его в плечо, пробили ткань мундира, прошли сквозь рубаху и чуть не на полсантиметра вошли в кожу.

Восемьдесят тысяч вольт сотрясли тело милиционера, вытряхивая из него сознание.

Но электрошоковая отключка не могла продолжаться долго, от силы три‑четыре минуты, и мужчина решил подстраховаться. Он убрал электрошокер, вытащил из нагрудного кармана два щприца‑тюбика и вколол их милиционерам прямо сквозь одежду.

Теперь ему не приходилось ждать удара в спину. Несколько часов не приходилось. А за это время…

Чистильщики сняли с милиционеров форму и взамен нее натянули два спортивных, с лампасами и лейблами «адидас», костюма. Подогнали «уазик» левой задней дверцей вплотную к окну заранее облюбованного подвала, приподняли подпиленную решетку и толкнули внутрь спящих стражей порядка. Бросили туда же удостоверения и пистолеты. Пистолеты им были ни к чему. Пистолетов им хватало…

Когда к входу в гостиницу УВД подъехал патрульный «уазик», на него не обратили никакого внимания. Здесь он был даже более к месту, чем такси.

Бравый милиционер забежал внутрь.

– Мне в семнадцатый, – на ходу бросил он.

– Что‑то случилось?

– Случилось.

Машина с мигалками и форма сделали свое дело, его никто не стал останавливать, и никто не стал спрашивать у него документов.

В семнадцатый номер он ворвался без стука, с ходу, не давая жильцу опомниться.

– Что такое? Почему вы?..

– Скорее. Меня послал за вами начальник милиции полковник Друнов!

– Что произошло?

– Я точно не знаю. Я только знаю, что дело идет о каких‑то трупах. Машина внизу. Быстрей, пожалуйста.

И все‑таки капитан Егорушкин на мгновенье насторожился. Потому что был профессионалом и, как всякий профессионал, не любил неожиданностей.

Он подошел к окну и выглянул на улицу. У входа стоял милицейский «бобик» соответствующей раскраски, с мигалками и небрежно навалившимся на капот милиционером.

Все выглядело вполне обыденно – срочный вызов начальника милиции, пославшего за ним милицейский «уазик», а что он еще мог послать, как не подвернувшуюся под руку патрульную машину, милиционер здесь, милиционер внизу… Нет, все в порядке. Все как должно быть…