Боец невидимого фронта – 7

А вот и ручной ракетно‑зенитный комплекс «Игла». Тот, который почти со стопроцентной гарантией валит любые воздушные цели на высоте от десяти до трех тысяч метров включительно. Он‑то зачем понадобился?

Ага, понятно, кто‑то сбил из него вертолет, в котором находился президент нефтяного концерна. И там достали!

Конечно, «Игла» не банальный «АКМ», нужно его где‑то достать, нужно уметь из него стрелять и попадать в цель. Впрочем, эту науку убийцы могли пройти в горячих точках. А приобрести… Приобрести в войсках или у сепаратистов.

Но все равно этот случай надо проверить.

Поехали дальше.

Девять взрывов фугасов, заложенных на пути следования автомобиля потерпевшего. Семь несерьезных. Там была использована «подручная взрывчатка» – артиллерийские снаряды, мины и толовые шашки, заложенные, если судить по «картинке» взрыва, как бог на душу положит, А вот два случая… Тоже с фугасами, но уже радиоуправляемыми фугасами направленного действия. Которые, не зная, как ставить, – не поставить. Здесь взрывы были гораздо менее мощными, но на порядок более эффективными. Здесь действовали специалисты. Большие специалисты.

Так, что еще?

Еще взрывы. Но уже не такие мощные – точечные, когда потерпевшему подкладывали бомбу в машину, квартиру или катер. Более всего подкладывали гранаты Ф‑1. Это несерьезно, это уровень уволенных из рядов Вооруженных Сил прапорщиков.

Такие случаи пока в расчет можно не брать. Равно как сунутые под дверь толовые шашки и прочую взрывоопасную «самодеятельность».

Остается пластид. Использованный в общей сложности в семи случаях. Хотя пластид теперь тоже не редкость. Теперь все не редкость. Впрочем… Пластид пластиду рознь. Есть пластид, что называется, ширпотребовский, а есть разработанный по заказу ФСБ и Минобороны.

Был здесь такой?

Был! По меньшей мере в одном деле был. Может быть, и в других тоже, но указаний на это в переписке нет.

Итак, можно подвести промежуточный итог: в стране было совершено несколько заказных убийств – предпринимателя из подведомственного Резиденту региона, генерального директора АО «Цветмедникель» и еще нескольких предпринимателей, – которые, предположительно, совершили люди, обладающие профессиональными навыками и располагающие современным оружием, в том числе противоснайперскими винтовками И‑94‑М, 95‑М, то есть модернизированный вариант, и пластидом.

Так?

Так‑то так… Только что с того?

Ну да, застрелили и взорвали. Как будто первых? Эка невидаль! Мы теперь по уровню взрывов на душу населения уступаем разве только Сальвадору и Ираку в период боевых действий. Бандитские разборки не тема интереса Конторы.

Уворованное оружие?

Тоже мелковато.

Профессионалы, его использующие?

Их всех не переловишь.

Получается, он зря, с подачи энтузиаста Помощника, впутался в это дело? Или все же в нем есть какое‑то второе, более значимое, дно?

Есть?

Может, и есть. Только как его отыскать?

В лоб не отыскать. Если в лоб, то быстро скатываешься к легким решениям. К воровству спецоружия и использованию в уголовных разборках наемников‑профессионалов.

Может, подойти к решению этого вопроса с другой стороны? Совсем с другой… Например, не со стороны оружия, а с тех, кто посредством его был отправлен в мир иной? Может быть, это что‑то прояснит?

Резидент ввел новую составляющую поиска – личности жертв. Для чего попробовал разобраться, чем они при жизни занимались. Чтобы понять, почему их убили. Вряд ли из‑за пьяной ссоры в ресторане или дележки бабы. Из‑за бабы из спецвинтовок с расстояния полтора километра не стреляют.

Так чем они там занимались?..

Черт его знает, чем занимались, – сталью, переработкой нефтепродуктов, выдачей кредитов, производством пластмасс, алюминиево‑магниевыми сплавами, окатышем!.. То есть каждый своим. Так что проследить какой‑то их общий интерес невозможно. Не было у них общего интереса, был у каждого свой И, значит, придется отказаться от очень соблазнительной идеи, что убирал их некто, желающий подмять под себя несколько предприятий одного и того же профиля, чтобы стать монополистом и диктовать цены.

Не так это!

Может, дело просто в случае? В свободном выборе целей для киллеров? Когда каждый раз заказчиком преступления выступало новое лицо, нанимавшее новых исполнителей. И все эти преступления никакой логической связи не имеют.

Может, конечно, и так. Вполне может быть, что так. И все же… И все же не так! Потому что почерк… И выбор оружия… И одинаковый рисунок на пулях по меньшей мере в двух случаях, тоже никак не связанных друг с другом!..

А раз эти преступления, пусть половина, пусть даже часть этих преступлений совершены одними и теми же лицами, то теория случая не проходит. Трудно представить, что доступ к убийцам имеет всякий желающий. Не может быть, чтобы каждый желающий! А если не каждый, то остается предположить, что убийства не случайны, что в них может присутствовать какая‑то, пока не понятая закономерность.