Боец невидимого фронта – 7

Которую желательно выявить. Для чего проследить финансовые, бюрократические, производственные и прочие взаимные связи и интересы предприятий, где были убиты руководители, вникнуть в технологии. То есть стать чуть‑чуть банкиром, чуть‑чуть нефтяником, чуть‑чуть производителем пластмасс…

Надо разобраться в частностях, чтобы понять общее. Чтобы хоть что‑нибудь понять!..

Резидент зарылся в технологии. Он изучал, что и в каких количествах поступает на предприятие, с помощью чего и во что превращается, куда уходит и во что перерабатывается там, куда поступило.

Он прослеживал цепочку превращения сырья в конечный продукт, исходя из классической сыщицкой формулы: если хочешь найти преступника – ищи, кому было выгодно преступление. Пытался понять, кому тот продукт может быть нужен, кому позарез нужен, кому нужен во что бы то ни стало.

Он искал день.

Три.

Неделю.

И наконец нашел!

Нашел, что может связывать все эти производства и все эти убийства. Нашел то, чего менее всего ожидал найти. И то, от чего уже нельзя было отмахнуться, оправдывая себя тем, что это не масштабы Конторы, что это дело уровня горотдела милиции.

Нет, не милиции! Близко – не милиции!..

Ну, Курьер!.. Ну, не при дамах будь сказано, Помощник!.. Из такого пустячного пустяка такое дело раскрутил! Такое дело!.. Что, может быть, лучше было его и не раскручивать. Может быть, лучше было остаться от него в стороне!..

 

Глава 25

 

Подполковник Максимов, что называется, рыл землю. Фээсбэшники и вообще‑то не любят, когда гибнут и пропадают их коллеги, а здесь история отдавала оргвыводами, так как была чистой воды самодеятельностью. Никто подполковника Максимова не уполномочивал вести расследование, которое он начал. И тем более кого‑то куда‑то посылать. Капитан Егорушкин был командирован в регион совсем с другими целями. И вдруг пропал… По факту его исчезновения будет назначено служебное расследование, местным комитетчикам прикажут отследить его контакты и маршруты, которые не совпадут с обозначенными в командировочном предписании, и с погон подполковника Максимова слетит минимум одна звезда.

Но дело даже не в звезде, дело в капитане. Который, если не доказать, что он погиб, пройдет по документам как без вести пропавший. Что отразится на компенсациях, льготах, пенсии оставшимся без кормильца родственникам. Но самое главное, исчезновение капитана даст повод подозревать его в чем угодно, хоть даже в предательстве. И виновен в этом будет не кто‑нибудь, а он, подполковник Максимов.

Спасти честь капитана и заодно сохранить на погонах звезду можно, только доведя это дело до конца. Только победив. Потому что победителей не судят.

Время на это еще есть. Недели три‑четыре. До обнародования результатов служебного расследования. Потом его от этого дела отстранят. Но это будет потом. А пока… Пока он, как непосредственный начальник капитана, имеет право провести свое расследование.

Подполковник Максимов срочно вылетел в регион.

– Мне нужна сводка всех происшествий, бывших в области за последние… Когда пропал капитан? Примерно дня три назад.

– За последние трое суток.

Вряд ли капитан ушел тихо, хочется надеяться, что не тихо, и тогда какое‑нибудь происшествие в сводках может навести на его след.

Первое, на что обратил внимание подполковник, – на пожар в здании городского управления внутренних дел, случившийся трое суток назад. Как раз трое суток назад.

– Запросите в милиции, что сгорело во время пожара.

– Там все сгорело.

– Меня интересует не все, меня интересует лишь то, что имеет отношение к расследованию уголовных дел, – протоколы допросов, заключения экспертиз, вещдоки.

– Выдумаете?

– Я ничего не думаю. Я лишь хочу узнать, что у них сгорело.

Местные фээсбэшники направили запрос в горотдел милиции.

– Больше в городе никаких происшествий не было? – спросил подполковник. – Что‑нибудь из того, что не вошло в сводку.

– Нет, значительных не было.

– А незначительные?

– Исчез следователь по особо важным с Петровки.

– Когда исчез?

– Три дня назад.

– Почему это не прению по сводкам?

– Мы не хотели раньше времени поднимать шум. Возможно, здесь нет криминала. Он мог отправиться в область или срочно уехать в Москву…

– Но командировку‑то он должен был отметить?

– По идее – да. Но мало ли что… В «мало ли что» подполковник не верил. Давно уже не верил. После первого расследованного им дела не верил.

Там подследственные тоже все говорили «мало ли что» и «всякое бывает», а потом оказалось, что были шайкой сообщников, совместно убивших трех человек.

– Запросите министерство о его возможном местонахождении – И найдите людей, которые видели пропавшего следователя в последний раз…

В последний раз следователя Шипова видели выходящим из ресторана гостиницы, где он проживал, в сопровождении милиционера.

– Его вели насильно?

– Нет, он шел сам.

– Что значит «сам»?

– Ну так, сам. К нему подошел милиционер, что‑то сказал, он встал, и они пошли к выходу.