Боец невидимого фронта – 7

Мелкие осколки хлестнули по лицу и рукам, кипяток выплеснулся на грудь и на ноги.

– А! – вскрикнул, вскочил на ноги ИО директора, запрыгал на месте.

Из дома, услышав его, выскочили телохранители, закрутили во все стороны, головами.

– Что случилось? Что?!

– Чашка лопнула.

Телохранители спрятали пистолеты и бросились собирать осколки. Но почти сразу же заметили в стене напротив стола большую, неправильной формы дырку. Сквозную дырку. Заглянули в нее и увидели еще одну дыру на противоположной, уже в комнате, стене.

Так это же!..

Мгновенно обступили, потащили шефа в дом.

– Вы чего это, чего?

– В вас стреляли. Стреляли в вас, а попали в чашку!

Стреляли?!

Телохранители вырезали из стены пулю.

Ого – двенадцатый калибр!

Директор вызвал начальника службы безопасности.

– Как это понимать? – показал он на дыру в стене.

– Так понимать – что вас пугали. Или предупреждали, – спокойно сказал начальник службы безопасности. Теперь начальник службы безопасности, а совсем недавно майор ФСБ.

– Пугали?! Ни черта себе пугали!

– Если бы вас хотели убить, вас бы убили. Тот, кто попадает в чашку, – майор выглянул в окно и прикинул расстояние до ближайшего возможного укрытия, – кто попадает в чашку с расстояния девятьсот метров, я думаю, смог бы попасть в более крупную, чем чашка, цель.

Это предупреждение. Но очень серьезное предупреждение.

Вас никто ни о чем в последнее время не просил, ничего не требовал?

– Никто меня ни о чем… Нет, погоди… Звонил мне тут один школьный приятель. Просил возобновить поставки изделия 12/БС.

– Как его фамилия?

– Откуда я знаю! Он представился как Дундук.

– Дундук, говорите… Можно взглянуть на ваши школьные фотографии?

Фамилию Дундука вычислили быстро. И позвонили в отдел снабжения того самого почтового ящика.

– Нам бы Слепцова к телефону пригласить.

– Кого?

– Слепцова B.C.

– Нет у нас никакого Слепцова и никогда не было. И в отделе сбыта не было. И в производственном. И вообще не было. Слепцов B.C. на почтовом ящике не числился.

– Возможно, это их «крыша», а «крыши» через отделы кадров не проводят.

– И что мне теперь делать?

– Ничего не делать. Сидеть дома, никуда не выходить, в окна не высовываться, ждать их дальнейших шагов.

– Каких?

– Это будет зависеть от того, какими возможностями они располагают, – туманно ответил начальник службы безопасности. – А я пока запрошу через картотеку МВД, что это за Дундук такой.

Ответ из милиции пришел быстро. Гораздо быстрей, чем на запросы рядовых следователей.

– Нашел я вашего приятеля, – удовлетворенно сказал начальник службы безопасности.

– Ну и кто он и где он?

– Получается, что никто и нигде.

– Как так?

– Вот так. Умер он. Два года назад в результате острой сердечной недостаточности.

– А кто же тогда?..

– Этого я пока не знаю. Но, надеюсь, узнаю, если он, конечно, еще объявится.

Школьный приятель объявился. Школьный приятель, несмотря на то что умер, позвонил, как и обещал, наследующий день. Позвонил домой.

– Что ты решил?

ИО директора кивнул начальнику службы безопасности. Тот включил магнитофон.

– Ничего не решил.

Передай своим… В общем, тем, кто тебя ко мне послал, что изделие 12/БС снято с производства. И что продолжить его выпуск невозможно, даже если бы я очень захотел.

– Хорошо, я перезвоню послезавтра, – коротко ответил школьный приятель.

– Можешь не звонить, я все равно… В трубке зазвучали гудки.

– Засек?

– Засек. Вот его номер.

Начальник службы безопасности быстро перезвонил куда‑то.

– Будь добр, посмотри за кем числится номер 22‑27‑11.

Да, если возможно, прямо сейчас.

За кем?!

Начальник службы безопасности бросил трубку.

– Ну, что?

– Это номер приемного отделения роддома. Мило – почивший два года назад покойник звонит из роддома.

– Но как же так?..

– Скорее всего он подключился к распределительному шкафу на улице.

– Да кто они, в конце концов, такие?!

– Не знаю. Но буду искать.

– Как?

– Попробую навести справки через своих бывших коллег и через криминал. А пока, с вашего позволения, усилю охрану.

По дому и окрестностям разбежались многочисленные телохранители. На чердаке, к слуховым окнам встали три наблюдателя и снайпер. Окна и двери закрыли специальными, спешно смонтированными бронированными ставнями.

– Не слишком все это? – ворчал директор.

– А чашка? – напоминал начальник службы безопасности. – Береженого бог бережет. И мои люди.

– И долго мне так сидеть здесь, как в дзоте?

– До следующего шага той стороны…

Следующий шаг ждать себя не заставил. Но следующий шаг был совсем не тем, что ожидали. И более убыточным, чем стрельба по чашкам.

ЧП случилось в пяти километрах от завода, на перегоне Раздельное – Липки. Маневровый тепловоз тащил пять вагонов с готовой продукцией, когда из лесопосадок, с двух сторон, головной и хвостовой вагоны обстреляли из гранатометов.