Боец невидимого фронта – 7

Четыре заряда ударили почти одновременно, ударили с правой и с левой стороны. Вагоны вспыхнули, как спички. Машинист тепловоза успел затормозить состав, спрыгнуть и отбежать подальше.

От двух крайних вагонов занялись средние. Потушить пожар было невозможно, и груз, вагоны и маневровый тепловоз выгорели дотла.

– У нас неприятности. Неизвестные подожгли состав с готовой продукцией, – сообщили ИО директора. Неизвестные? Очень даже известные!

– Какой убыток?

– Двадцать семь миллионов.

Двадцать семь миллионов было не так уж и много, но было чувствительно.

ИО директора повернулся к начальнику службы безопасности.

– Ты это имел в виду?

– Не совсем это, но что‑то в этом роде. И почти сразу же зазвонил телефон.

– Здравствуй, это я. Твой сосед по парте.

– Ты!..

– Ты!

– Это ты вагоны?!

– Какие вагоны? Ах, вагоны… Да, я слышал. Но очень надеюсь, что пожар не отразится на выпуске изделия 12/БС.

– Ах ты!..

Начальник службы безопасности предупреждающе замотал головой, поднес к губам указательный палец. Не надо, не надо заводиться!

– Ты принял решение?

– Такие дела так быстро не делаются.

– Сколько времени тебе нужно?

– Неделю, может быть, две.

– Хорошо. Но юридическую сторону необходимо оформить быстрее. Оформить завтра.

– А если я откажусь?

– То я позвоню послезавтра…

ИО директора бросил трубку.

– Надо договариваться. Надо звонить на почтовый ящик, – сказал начальник службы безопасности.

– Да пошли они!..

– Не стоит так резко. Судя по почерку и по используемому оружию, это серьезные люди. А с серьезными людьми лучше не ссориться.

– Другие варианты решения есть?

– Есть. Но все другие решения – это война.

– Значит, будем воевать! Или я тебе зря деньги плачу?

– Для того чтобы воевать, надо знать, с кем воевать. Мы не знаем, кто они, сколько их и что они собираются делать. Мы слепы и, значит, слабы.

Пока слепы и пока слабы.

– Что ты предлагаешь?

– Соглашаться. Лучше соглашаться. Или, если это Невозможно, сделать вид, что мы соглашаемся. Нам нужно выиграть время, чтобы сконцентрировать силы и возможности и чтобы выманить их из нор. Главное – выманить их из нор. Видимый противник перестает быть опасным. Звоните. И торгуйтесь.

ИО директора набрал номер приемной почтового ящика.

– Здравствуй, это я.

– Здравствуй, – даже как‑то слегка удивленно ответил директор П/Я.

– Ты чего это на меня своих нукеров насылаешь?

– Я? Каких нукеров?

– Которые вагоны жгут. Что это за партизанщина такая! Как будто по‑мирному договориться нельзя.

– Я никого не посылал! Я ничего не понимаю!

Голос директора П/Я звучал убедительно.

– Так, может, тебе моя продукция не нужна?

– Продукция нужна, но я никого не посылал.

– Не посылал, говоришь? Тогда посылай. Прямо завтра с утречка посылай. Может, мы что‑нибудь вместе придумаем насчет этих 12/БС.

Ошарашенный директор П/Я положил трубку и долго и удивленно смотрел на телефонный аппарат.

Чего это с ними? То ни в какую, а то вдруг ни с того ни с сего…

ИО директора был ошарашен не меньше.

– Чего это он ваньку валяет?

– А он не валяет. Похоже, он говорит правду, – заметил начальник службы безопасности.

– Какую правду?

– Что он никого не посылал. Я, конечно, дам психологам прослушать пленку, но мне кажется…

– А кто тогда на нас наехал? Кто вагоны сжег?

– Не знаю. Но знаю, что единственная возможность узнать, кто они – выйти с ними на контакт. Для чего дождаться, когда они в следующий раз позвонят, и предложить им встречу.

– Им?! А если они?..

– Может быть, они. А может быть, и мы. Я надеюсь, что мы. Другого выхода все равно нет. Другой выход – принимать их условия.

– Нет, такой выход не подходит!

– Тогда я собираю своих людей. И привлекаю новых…

Когда «школьный друг» позвонил вновь, ИО директора был готов к разговору.

– В принципе я согласен. Но мы должны встретиться. И лучше не с тобой, лучше с теми, кто тебя ко мне послал.

– Зачем?

– Чтобы обсудить детали.

– Хорошо, встретимся, – на удивление легко согласился почивший два года назад школьный друг. – Где и когда?

ИО директора вопросительно взглянул на начальника службы безопасности.

– Завтра, пусть перезвонит завтра, – шепотом сказал тот.

– Перезвони завтра в это же время…

Место для встречи начальник службы безопасности выбирал лично сам. Выбрал, не мудрствуя лукаво, на ближайшем за городом пустыре. Очень удачном пустыре, потому что удаленном от лесного массива и ближайших зданий почти на два километра. Но он не ограничился этим, он мобилизовал заводскую охрану и отправил ее на расчистку территории. Вохровцы бродили по пустырю и срубали и выкорчевывали кусты, засыпали ямки, срывали кочки, убирали все мало‑мальские, за которыми мог спрятаться снайпер, препятствия – камни, ветки, случайный мусор.