Боец невидимого фронта – 7

– Десятый вызывает Первого.

– Первый слушает.

– Как там у вас?

– Все нормально. Мы готовы к работе.

– Ничего подозрительного не заметили?

– Нет, горизонт чист.

– Добро, мы выезжаем через четверть часа.

Вторым звонком начальник службы безопасности проконтролировал своих работников, засевших на дальних подступах к месту встречи.

– Что у вас?

– Все чисто.

– Смотрите там. В оба смотрите!

– Да смотрим, смотрим.

Первой ушла машина с телохранителями. Потому что должна была уйти. А если бы не ушла, то это могло бы насторожить шантажистов. Перед подобного рода встречами кто‑нибудь всегда выезжает вперед, что бы осмотреться на месте.

Телохранители честно облазили территорию не обнаружив ничего подозрительного. Они не знали о засаде и о караулящих засаду ветеранах.

– У нас все в порядке.

Вот ротозеи…

Через пятнадцать минут на исполняющего обязанности директора поверх бронежилета надели пиджак и плащ и повели к машине. Сбоку и сзади шли телохранители, спереди начальник служб.

Три машины – директорская и две службы безопасности выехали из заводских ворот. ИО директора сидел в машине охраны, так, на всякий случай. В назначенное время кортеж вырулил на пустырь и остановился. Ожидавшие их телохранители обступили дверцу, за которой сидел ИО директора.

– Покажитесь, – попросил начальник службы безопасности опасности.

ИО директора высунулся из машины, почти не видимый из‑за спин телохранителей. Но это если прост смотреть, а тот, кто должен был смотреть, должен был смотреть сквозь мощную оптику.

– Спасибо, достаточно.

ИО директора облегченно свалился в кресло.

– Вижу машину. Белые «Жигули» – доложил Третий.

– Вижу белые «Жигули», «пятерку», идущие со стороны… – почти одновременно сообщил Пятый.

– С дороги в вашу сторону двигаются белые «Жигули» пятой модели… – сказал в микрофон командир ветеранов‑спецов.

Начальник службы безопасности все слышал, но ничего не ответил. Он не хотел, чтобы кто‑нибудь знал, что через наушник он прослушивает доклады не одних только телохранителей.

На площадку въехали и остановились белые «Жигули» пятой модели. Из них вышел невзрачного вида мужчина, сделал несколько шагов в сторону заводских «Волг» и выжидающе остановился.

– Пора, – сказал начальник службы безопасности. Никто не сдвинулся.

– Вам пора, – тронул за плечо, подталкивая к выходу, ИО директора.

– Что? Да. Сейчас….

Высунулся наружу.

Телохранители сомкнулись.

Мужчина из «Жигулей» стоял там, где стоял. Он явно ждал, когда навстречу ему сделают шаг.

– Больше никого, – доложил Третий.

– Горизонт чист, – подтвердил Четвертый.

– Все спокойно, – сообщили маячившие в ближней округе телохранители.

Выходит, переговоры должен вести этот мужик на «пятерке»? Один? Даже странно.

ИО директора стоял, прижимаясь к телохранителям, как к родным.

– Все, – показал начальник службы безопасности. – Все, вы больше не нужны.

ИО директора недоуменно посмотрел на него.

– Засуньте его в машину, – показал начальник службы безопасности телохранителям.

Те пригнули голову шефа вниз, толкнули внутрь «Волги».

– Всем внимание, – скомандовал начальник службы безопасности. В меньшей степени видимой охране, в большей – невидимой.

– Возьмите его. Только аккуратно.

Несколько телохранителей двинулись в сторону мужчины из «пятерки». Он совершенно не испугался. Он был уверен, что с ним ничего случиться не может, потому что там, сзади, в замаскированном окопе сидел его боец.

Телохранители сделали еще несколько шагов.

– Назад! – предупреждающе поднял руку мужчина. Но телохранители не остановились. Они пошли дальше и обступили шантажиста со всех сторон.

– Всем внимание! Десятисекундная готовность! – услышал начальник службы безопасности голос командира альфовцев. – Второму занять исходные.

Стрелок, занимавший самую выгодную, потому что господствующую над местностью позицию, мгновенно подтянулся, вполз животом на край заброшенной заводской трубы, подал вперед дуло винтовки с оптическим прицелом.

Его никто не заметил, все взоры были обращены в другую сторону.

– Второй готов.

Телохранители напирали.

– Оружие есть?

– Вы совершаете глупость.

– Сдавай оружие!

– Приготовиться! – отдал последнюю команду командир альфовцев.

Телохранители схватили мужчину за руки.

– Вы не правы! – четко проговорил мужчина какую‑то странную, не соответствующую напряжению момента фразу. – Вы не правы! Не правы!..

В сорока метрах от телохранителей ив пятидесяти от заводских машин вдруг вспучилась земля, и из непонятно откуда взявшейся черной дыры поднялся человек. Споро вскинул какой‑то длинный предмет, у которого в три стороны распалась верхняя часть. Распалась на ствол и две отброшенные вниз, уперевшиеся в грунт сошки.

Так это же пулемет, ручной пулемет!

Большой палец появившегося из‑под земли стрелка уверенно нырнул в скобу и лег на спусковой крючок. Дуло поползло вниз и вбок. Поползло в сторону недоуменно замеревших телохранителей.

Через мгновение боек должен был ударить в капсуль, и высвободившиеся в результате микровзрыва пороховые газы толкнут первую пулю в канал ствола.

Второй сдвинул винтовку на миллиметры влево, увидел наплывающее на объектив прицела лицо, зафиксировал паутину рисок на виске, задержал дыхание и нажал на спусковой крючок.