Боец невидимого фронта – 7

Короткая, на пять‑шесть пуль пулеметная очередь прорезала воздух. И оборвалась…

Пулеметчик, резко дернувшись, откинулся головой назад. И дернулся еще раз. И еще… Три пули угодили ему в голову. Три пули, одна за другой, но почти одновременно вошли – одна в правый висок, две другие – в лоб и правую щеку. Одна пуля, пройдя навылет, шлепнулась в землю позади тела.

Все три пули выпустил снайпер, засевший на трубе. Подстраховавшим его стрелкам подстраховывать его не пришлось…

У пулеметчика не было шансов победить в этом скоротечном бою и не было шансов выжить. И он не выжил. Мертвое тело сползло, упало в окоп. Дуло пулемета бессмысленно и мертво задралось в небо.

Ветераны‑альфовцы перенесли свое внимание в ближние тылы, разобрав заранее назначенные сектора.

– Второй готов.

– Четвертый готов.

– Третий…

Они были готовы к неожиданностям, к тому, что что‑то не заметили, упустили и теперь земля разверзнется снова, выпуская на свет божий новых бойцов противника.

Но никто не появлялся.

Совершенно обалдевшие телохранители, водители и ИО директора смотрели на дыру в земле, из которой секунду назад появился человек с пулеметом и куда тут же исчез.

Они ничего не понимали.

Вообще ничего!

И мужчина, приехавший на «пятерке», не понимал. Он тоже ничего не – понимал! Он смотрел на дыру в земле, на вставший дыбом пулемет, который не должен был смотреть в небо, который должен был стрелять! Из которого должен был стрелять его боец – Сергей. А он?.. Что же произошло?!.

Не растерялся только начальник службы безопасности. Потому что в отличие от других он знал, что должно было произойти. И знал, что должно произойти дальше.

– Обыщите его и тащите сюда! – крикнул он, показывая на мужчину. – Быстрее!

Очнувшиеся телохранители схватили, повалили шантажиста на землю.

Он что‑то угрожающе закричал и вдруг, неожиданно для всех, метнулся в сторону. Ближайший к нему телохранитель кулем, без стона и вскрика свалился на землю.

– Ах ты гад!

Второго телохранителя он достал ударом носка ботинка в челюсть. Глухо хрустнула кость. Пострадавший отпустил руки. Схватился за лицо.

Этот невзрачный на вид мужик умел драться. Этот мужик умел драться как черт!

– Возьмите его!

Кто‑то потащил из кармана пистолет.

– Не сметь! Живым, живым брать!

Подбежавшие от машин охранники вытянули из‑за пазухи, ткнули в пальцы кастеты и кинулись в катающуюся потраве кучу, пытаясь достать дерущегося, кусающегося, пинающегося мужика по голове. Но тот ловко уворачивался, одновременно нанося нападающим страшные удары.

– У‑у.

– А‑а! Падла!..

Мужик «отключил» еще пару человек, но вырваться из кольца напиравших на него тел не смог. Слишком неравными были силы. Слишком неравными… Ему вцепились в руки, в ноги, встряхнули за шиворот, и кто‑то сверху саданул его кастетом по темени. Мужик охнул и осел.

Он очнулся через минуту. Но очнулся уже опрокинутым лицом вниз, распластанным по земле трехцентнерной тяжестью сидящих на его спине и на его ногах телохранителей. Он не сопротивлялся, не кричал, не угрожал. Он лежал молча, стиснув зубы.

– Вы его обыскали?

– Да.

– Что‑нибудь нашли?

– Вот, микрофон. У него микрофон был! И передатчик!

– Больше ничего?

– Нет.

– А оружие?

– Не было оружия!

– Ладно, посадите его во вторую машину! – приказал начальник службы безопасности.

– Нет! – вдруг громко сказал мужчина. – Там я говорить не буду! Категорически!

– А здесь? Здесь будешь? Будешь?!

Мужик кивнул.

Ну здесь так здесь…

Любому начинающему оперативнику известно, что «горячий» допрос бывает действенней всех последующих. Что то, что говорит преступник в момент ареста, потом он может не повторить.

– Ну давай, говори.

– Пусть они уйдут.

Начальник службы безопасности кивнул телохранителям.

Те застегнули на руках мужчины наручники, резким рывком потянули их вниз и вторые полукружья браслетов защелкнули на ногах. Теперь пленник не мог вырваться и не мог сопротивляться. Теперь его руки были пристегнуты к его ногам.

– Отойдите на десять шагов.

Телохранители отошли ровно на десять шагов.

– Говори!

– Что ты хочешь знать?

– Все.

Все – слишком долго. Все – начинается с Адама. Начальник службы безопасности психанул, но сдержался. Когда задержанный начинает говорить, его лучше не сбивать. Выместить на нем злость можно будет потом, когда он выскажется. Или когда перестанет говорить.

– С Адама не надо – надо с тебя. Кто ты?

– Это не важно.

– Кто тебя послал?

– Это тоже не важно.

– Зачем послал?

– Помочь возобновить поставки изделия 12/БС.

– Ну это не тебе и не мне решать.

– А кому?

– Ему, – показал начальник службы безопасности на директорскую «Волгу».

Пленник взглянул на «Волгу» и одновременно мельком взглянул на наручные часы.

Начальник службы безопасности заметил этот быстрый взгляд.

Почему он посмотрел на часы?