Боец невидимого фронта – 7

Вы состояли в политических, криминальных или иных группировках?..

Если сравнивать государство с человеческим организмом, то армия – это мышцы. Спецслужбы – мозг. От них зависит движение мышц…

Вы подглядывали в детстве за голыми женщинами?..

Нарушали закон?.. Особые формирования были всегда. В том числе в России. Вы слышали об охранном отделении? О знаменитой охранке? Ну конечно, о ней все слышали. Но почти никто о царском сыске. Подчиненном лично государю императору…

Вы занимались онанизмом?..

Вам когда‑нибудь хотелось убить человека?..

И так с утра до вечера. До поздней ночи…

– Вы показали хорошие результаты. Очень хорошие результаты. Вы разделяете наши взгляды. Но если вы разделяете наши взгляды, то вам придется принять наши правила…

Это как раз понятно: вход – рубль, выход – жизнь.

– Вы согласны?

– Да…

– В том числе с применением к вам, во внесудебном порядке, исключительной меры наказания в случае разглашения секретной информации или иного служебного преступления?

– Да.

– Тогда распишитесь здесь…

– Вы осознаете серьезность принимаемого вами решения?

– Да.

– Вы согласны сменить свои фамилию, имя, биографию?

– Да.

– Распишитесь…

– Вы готовы отказаться от своего прошлого?

– Да.

– Распишитесь…

Он расписывался. Считая, что этого будет довольно. Но этого было мало. Что такое роспись – завитушка на листе бумаги. Завитушки в таких делах не в счет. В счет – кровь.

– Вам надлежит разработать легенду прикрытия, обеспечивающую ваш переход на нелегальное положение. А это‑то зачем?

– В том числе мероприятия по дезинформации людей, знавших вас лично, включая ваших родителей, ваших братьев и сестер, близких родственников, соседей, друзей, учителей…

Разом дрогнули, заметались клювы самописцев, ломая ровный ход линий. Мужчина в белом халате встревоженно поднял глаза от экрана ноутбука.

– Мы должны быть застрахованы от случайностей… Вы должны быть застрахованы. Как это сделать – думать вам.

Он придумал. Он придумал посадить себя в тюрьму. На длительный срок. Для чего инсценировал суд, вызвав на него своих родственников.

– А если они подадут прошение о помиловании? – возразил инструктор.

– Его можно отклонить.

– Попросят свидание?

– Его можно не дать.

– Пошлют письмо?

– На него можно не отвечать.

– Не слишком ли много сложностей? И риска? Не проще ли вам умереть?

– Мне?

– Да, вам. Например, погибнуть во время боевых действий в одной из горячих точек. Или в результате несчастного случая. Тогда ваши родственники не будут вас искать, потому что будут знать, где вы находитесь. Не будут стыдиться того, что вы сидите в тюрьме. И получат денежную компенсацию.

Мне кажется, для них так будет лучше. И для нас лучше.

 

* * *

 

– Вы согласны?

– Я? Да…

 

* * *

 

– Должен вас огорчить, – с печалью в голосе сказал следователь. – Мы проверили отпечатки ваших пальцев по картотекам. Так, на всякий случай. Сегодня получили ответ. Неожиданный ответ. Не догадываетесь какой?

Допрашиваемый молчал.

– Ваши пальчики нашлись в картотеке!

Выдержал многозначительную паузу.

– Ваши пальчики проходили по делу о хищении документов в гостинице одного из курортных городов на юге России. Вам не повезло, потерпевший оказался известным человеком, и местная милиция была вынуждена возбудить уголовное дело.

Зачем вам понадобился чужой паспорт? Тем более что тот, похищенный паспорт – не этот паспорт, – показал следователь. – Впрочем, этот тоже не ваш. А где ваш?

– Я же говорил – сгорел в машине во время обстрела колонны…

– Да? Впрочем, это уже не имеет никакого значения. Я вас спрашиваю просто так, из любопытства. Потому что моя работа закончена.

Как так?..

– Вы переходите в ведение Федеральной службы безопасности.

– Почему?

– Потому что ваши пальчики проходили не только по делу о хищении документов у гражданина Хорькова, но и по факту хулиганских действий, совершенных на одном из режимных заводов. Подробностей я не знаю, потому что это дело не наше. Но, честно говоря, я рад, что вас у меня забирают. Хоть высплюсь.

Дверь открылась. В кабинет вошел крепкого телосложения мужчина в штатском.

– Я за вами, – просто сказал он.

 

* * *

 

Он погиб на действительной службе. Погиб по собственной глупости.

Он предлагал героическую смерть – например, при отражении атаки отряда чеченских боевиков, пытавшихся прорваться через позиции федеральных войск.

Но его сценарий забраковали. Он вначале не понял, почему. Он потом понял, почему…

Подходящее тело подбирали в городских моргах. Он сам подбирал, среди бесхозных – невостребованных и неопознанных тел.

Рост.

Комплекция.

Волосы.

Овал лица…

Нет, этот не подходит. Надо смотреть следующий.

Рост.

Комплекция…

Он растаскивал и ворочал твердые, окоченевшие тела, вглядывался в мертвые лица.

Вот этот… Возраст подходит. Лицо… Нет, лоб более широкий; И губы… Нет…

Тянул труп за ноги вниз, чтобы выдернуть из‑под него другой.