Боец невидимого фронта – 7

– Ему деньги нужны народу глотки заткнуть. Колбасой. Чтобы они вместо колбасы его не сожрали. Вот он и старается. За чужой счет. За наш счет…

– Налоговики вконец оборзели. Шуруют в чужих карманах, как… У меня четыре счета арестовали.

– Скажи спасибо, что только счета.

– Кому сказать?

– Ему. Нынче ведь как – просят зайти на минутку ответить на пару вопросов, а там задерживают… лет на пяток с конфискацией. Наручники надевают, в «воронок» – и в Лефортово. Просто какой‑то тридцать седьмой.

– Беспредел.

– Мотать отсюда надо.

– Куда?

– Туда.

– А фонды? Он, может, того и добивается, чтобы все умотали. Сами умотали, а бабки ему скинули.

– Может, и этого, только шкура дороже!

– Да, надо что‑то делать. Пока с нами не сделали… И все посмотрели на хозяина дома. Следующее слово было за ним. Он всех здесь собрал, а теперь молчит. Хочется надеяться – не для того молчит, чтобы другие говорили? Хотя теперь ни на кого положиться нельзя.

Глава консорциума «Сибнефтепродукт» затушил сигару.

– Я согласен, что менты поднимают голову и что не сами поднимают, а по наводке сверху. По наводке хозяина. Все удовлетворенно кивнули.

– Но менты не самая большая наша проблема. Менты – мелкие шапки. Кто громко лает – кусает не больно.

Присутствующие насторожились. Кажется, разговор пошел по существу.

– Хочу напомнить, что, когда мы собирались, здесь в прошлый раз, нас было больше…

Глава консорциума «Сибнефтепродукт» многозначительно посмотрел на пустое кресло. И все посмотрели на пустое кресло, на которое никто не сел. Из дурацкого суеверия, из‑за опасения разделить судьбу того, кто сидел на нем раньше. Не далее как полгода назад. А теперь вот не сидит, теперь лежит в импортном лакированном гробу в сырой земле с маленькой аккуратной дырочкой в черепе.

Н‑да…

– На него наехала не милиция и не налоговики. Наехали совсем другие. На первого – на него… – Глава консорциума «Сибнефтепродукт» выдержал длинную паузу. – Теперь на меня.

Ах вот оно в чем дело…

Все заметно поскучнели. Если собираться в таком составе по каждому случившемуся наезду, то расставаться не придется. Нет, так не пойдет… Каждый умирает в одиночку, спасается в одиночку и капиталы спасает в одиночку. Всегда так было и так будет. Это только пролетарий всех стран мечтали объединиться, потому что, кроме единственных портков и мозолей, ничего не имели. А они имеют…

И каждый из присутствующих, изобразив на лице приличествующее моменту сочувственное выражение, быстро прикинул, какие дивиденды можно поиметь с безвременной кончины хозяина дома, если не ждать, когда его прихлопнут, а начинать действовать теперь.

Так стая волков начинает коситься на подвернувшего лапу собрата и вдруг разом набрасывается на него и раздирает в куски, набивая горячим мясом желудки. И эти тоже, стали присматриваться, принюхиваться, стали выбирать, куда вонзить клыки.

И хозяин дома сразу это понял, потому что был таким же, как они, – хищником и падалыциком. Но только он не собирался подставляться стае. Не для того он пригласил их к себе. Он собирался выжить с помощью стаи. И за счет стаи.

И глава консорциума «Сибнефтепродукт» жестко обозначил свою позицию.

– Я бы не стал собирать вас здесь, если бы это касалось только меня, – сказал он. – Со своими проблемами о я привык справляться сам. Но это не только моя проблема, это общая проблема. Всех нас.

Никто не спросил – почему, но все подумали – почему? И получили ответ на незаданный вопрос.

– Потому что это не просто наезд, это очень серьезный наезд. Самый серьезный из всех, какие были…

Когда на главу консорциума «Сибнефтепродукт» вышли с предложением продать акции нескольких подконтрольных ему предприятий, он не воспринял это серьезно.

– Сколько? – автоматически переспросил он, не сумев быстро переключиться.

– Пятьдесят один процент, – ответил неизвестный. Глава консорциума расхохотался. В голос расхохотался. Это было действительно смешно – пятьдесят один процент… То есть все! Ну хохмачи…

– Это ты, что ли, Сева, дурака валяешь? – весело спросил он.

– Никто никого не валяет, – спокойно ответил голос. – Это не шутка, это предложение. Деловое предложение.

Идиоты какие‑то.

Он послал шутников подальше. Матом послал. И приказал поменять ему прямой номер.

Через час он имел новый номер и кучу текущих проблем, не оставляющих места для размышлений по поводу телефонных хулиганов.

Это лишь кажется, что богатые люди только и делают, что ничего не делают, озабоченные единственно тем, как потратить свои миллиарды. На самом деле все обстоит строго наоборот – ничего не делают те, у кого ничего нет: терять им нечего, времени у них немерено – живи в полное свое удовольствие. А богатому человеку приходится крутиться как белке в колесе, чтобы свои капиталы сохранить и приумножить.