Боец невидимого фронта – 7

– Я перезвоню завтра, – сказал незнакомец. – И надеюсь, наш разговор будет более конструктивным.

– Погодите, я хотел сказать…

– Я позвоню завтра!..

– Всем приготовиться!

Из колодца показались голова, руки… На срез колодца боком сел монтер с бухтой провода на плече. Не торопясь сложил в сумку инструменты, надвинул на колодец крышку.

Он был очень убедителен. Но обмануть никого не мог, потому что в момент, когда он был там, внизу, в кабинете главы консорциума «Сибнефтепродукт» прозвучал звонок.

– Десятисекундная готовность!..

Пошли!

От толпы, идущей по тротуару справа и по тротуару слева, от людей, стоящих на остановке автобуса, от киосков одновременно отделились крепкие на вид ребята, в два‑три прыжка оказались у колодца, напрыгнули, навалились на монтера с бухтой провода, сшибли с ног, прижали к земле, завернули за спину руки, защелкнули на запястьях наручники. Каким‑то чудом «монтер» стряхнул с себя двух насевших на него бойцов, привстал, но его снова уронили и надавили коленом на шею, распластав лицом по асфальту.

– Не шевелись, гад!

От ближнего дома, навстречу свалке, дернулся какой‑то мужчина, но, быстро оценив обстановку, шагнул назад и мгновенно растворился в толпе.

Из переулка вывернул микроавтобус с распахнутыми задними дверцами, остановился. Брыкающееся тело подняли и бросили внутрь.

Все…

«Монтера» допрашивал лично зам по безопасности.

– Кто ты? Пленник молчал.

– Еще раз спрашиваю – кто ты?..

Последний раз спрашиваю – кто ты?..

Кто?!.

Пленник молчал.

– Ладно, попробуйте вы.

За «монтера» взялись охранники. Они привалили его к стене, задрали вверх руки, пристегнули их к двум выступающим из штукатурки металлическим кольцам и стали монотонно, почти без остановок, бить безвольно провисшее тело. Очень расчетливо бить, так, чтобы как можно дольше держать пленника в сознании,

– Ну что, теперь скажешь?

Скажешь?..

Убьем ведь, дурак!

Через пару часов пленник впервые раскрыл рот. Но лишь для того, чтобы обложить по матери своих палачей, извернувшись прокусить одному из них руку и прокричать страшным голосом:

– Вы еще об этом пожалеете, суки. Кровью умоетесь!..

Его отстегнули, повалили на пол и стали пинать по почкам, уже мало заботясь о том, чтобы не причинить вреда здоровью.

Но он все равно молчал.

Крепкий мужик попался.

– Эй, вы, потише, прибьете совсем, – прикрикнул зам по безопасности.

Хотел добавить что‑то еще, но в кармане зазуммерил мобильный телефон.

Кому это он понадобился?

Вытащил трубку.

– Кто это?

– Неважно. Я сейчас передам трубку… В наушнике что‑то затрещало.

– Да, – сказал женский голос. Знакомый голос. Очень знакомый голос!..

– Кто это?

– Как кто – я. Да я же!.. Жена! Это же жена!!

– Ты?! Почему?.. Где ты?

– Я не знаю. Нас увезли…

Трубка вновь зашуршала. И знакомый мужской голос бесстрастно произнес:

– Ваша жена, ваши дети, ваши мать и отец у нас. Хотите убедиться?

– Вы кто? Кто?!

– Я же говорю – неважно. Важно, что ваши близкие у нас и мы хотим предложить…

Раздался громкий протяжный стон избиваемого пленника. Настолько громкий, что он был услышан не только в комнате.

– Ты!.. – свирепо прошептал мужчина в трубке. – Прекрати немедленно Или…

В наушнике мобильника взвизгнула и истошно закричала женщина. До боли знакомым голосом.

– Отставить! – что было сил рявкнул зам по безопасности. – Хватит, сволочи!

Бойцы удивленно посмотрели на своего командира.

– Я сказал – прекратить! – раздельно проговаривая слова, повторил он. – Совсем прекратить! Пленник замолчал.

– Ты все правильно понял, – сказал голос мужчины в мобильнике. – За каждый волос… за каждый его волос ты ответишь жизнью своих близких.

– Только попробуй, гад, только попробуй!.. – угрожающе забормотал заместитель главы консорциума.

– Уже попробовал. Тебе оставлена посылка. С пальцем твоего отца. На проходной оставлена. Можешь убедиться.

Зам по безопасности взвыл. Он понял, что его не пугают, что его предупреждают и что там, на проходной, ему действительно оставлен пакет с обрубком пальца. И еще понял, что это не урки, урки так оперативно и так жестко не действуют. Так действуют только профессионалы.

– Каждый следующий час мы будем отрезать по пальцу вначале у твоего отца, потом у твоей матери, потом у жены и потом… Потом начнем присылать головы.

Начнут. – – Эти начнут!.. Точно начнут!..

– Все! Я все понял! Что вы хотите?

– Чтобы ты отпустил нашего человека. Живым и, по возможности, здоровым.

– Врача! Быстро врача! – крикнул зам. – Ему врача! Кто‑то выбежал в коридор.

– Что еще?

– Этого будет довольно. С остальным мы справимся сами.

– Дайте мне поговорить с детьми! Я требую поговорить с детьми!

– Через час. Когда мы сообщим время и место.

Гудки… Врач бинтовал раненому пленнику раны.

– С ним все нормально? Все? – беспрерывно интересовался зам по безопасности.

– Ну если это, – показал врач на проступающую сквозь бинты кровь, – можно считать нормой. Переломов, проникающих ранений и других телесных повреждений, угрожающих жизни, я не обнаружил. Но чтобы делать окончательные выводы, требуется обследование.