Боец невидимого фронта – 7

Они!

– Хорошо, допустим. Что еще?

– Все, – удивился Помощник.

– А почему они убивают? С какой целью? Помощник слегка стушевался. На этот, главный, вопрос он ответа не имел. Он, как оказалось, очень неплохо освоил «арифметику». А вот «алгебру»… «Алгебру» ему еще только предстояло познавать. Всю оставшуюся жизнь…

– Выбор жертв не совсем понятен. Они из разных регионов, работают на разных предприятиях… Все это позволяет предположить, что их нанимают в качестве исполнителей криминальные структуры…

– – А как они их находят? Как десятки ничем не связанных друг с другом людей узнают о возможности заказа высококвалифицированных киллеров?

Они что, объявления в газетах дают?

У Помощника покраснели уши.

– Ну, не знаю… Может быть, они узнают эту информацию друг от друга…

– Ну да, такой народный телеграф – мол, если кому надо завалить соседа или мэра города, то звоните по контактному телефону…

– Конечно, не так.

– А как?

– Ну… Может, к ним напрямую обращаются? Ведь всем понятно, что подобные кадры проще всего найти в армии.

– Куда обращаются? Пишут слезное письмо министру обороны? Вот ты знаешь, где находятся части спецназа?

– Нет.

– А им тогда как узнать? Места дислокации диверсионно‑разведывательных частей относятся к информации с грифами «Для служебного пользования» и «Секретно». А заказчики тем не менее их находят. Как?

– Не знаю.

– Тогда я тебе скажу – никто их не находит, потому что ничьих заказов они не выполняют.

– Но как же тогда?..

– А вот так! Нет у них сторонних заказов. И все эти убийства никакого отношения к криминальным разборкам не имеют.

– Не понимаю.

– Я тоже не понимал, пока не просмотрел список жертв. Пока не понял, что их всех объединяет. Ты помнишь, кем были пострадавшие при жизни?

– Предпринимателями, бизнесменами…

– А точнее?

– Руководителями предприятий.

– Каких?

– Разных. Сейчас не вспомню.

– Вот это ты правильно сказал – разных. Действительно разных – – металлургических, резинотехнических, ткацких… Но это только на первый взгляд разных, а по сути… По сути связанных друг с другом как… как дети, рожденные от одного отца.

– Чем связанных?

– Единым заказчиком. Который покупал у них черный и цветной металл, профиль, шины, приборы, автомобили, дерево, муку, горюче‑смазочные материалы, ватин… Догадываешься, кто это?

– Неужели?..

– Да, так и есть – Министерство обороны. Все они так или иначе, напрямую или через цепочку посредников, получали заказы от Министерства обороны на поставку различного рода материально‑технических средств или на выполнение тех или иных работ.

Вот что их всех объединяло!

– Но зачем, зачем военным было убирать руководителей, которые занимались снабжением армии?!

– Например, затем, чтобы проводить политику цен. Довольно‑таки однобокую политику. Выгодную только одной стороне. Только им! Убивая руководителей предприятий, они всего лишь играли на понижение. Сбивали цены. Нормальный рэкет. Только в просто рэкете в киоск приходит какой‑нибудь Паша Шконка и, тыкая в живот финкой, требует отстегнуть ему десять процентов барыша и продать по сходной цене ящик водки. А эти, если их не устраивает цена изделия, палили из противоснайперских винтовок и подкладывали под машины фугасы. И запуганные руководители шли на уступки. Ну или не шли и тогда быстро переселялись из своих кабинетов на городское кладбище, а тот, кто вставал на их место, предпочитал не спорить. Потому что предпочитал жить.

Вот такая схема.

– И все равно я не понимаю, какой им с этого барыш?

– Самый прямой. Большинство рэкетируемых предприятий выпускают не конечный продукт, а лишь его составляющие – металл, оптику, резину для колес, начинку боеприпасов… которые в дальнейшем отправляются для сборки или доработки на другие предприятия. При повышении цены отдельных деталей повышается цена всего продукта, и предприятие теряет заказы. То есть теряет деньги. Большие деньги. А они не хотели ничего терять.

Это – в лучшем варианте.

– А в худшем?

– В худшем они сбивали цены ниже сложившихся, что приносило прибавку в разнице между реальной и продажной стоимостью производимой продукции. Ну или, добиваясь фиксации цен на детали, поднимали свои. Что в принципе одно и то же и что может приносить баснословные прибыли.

Совершенно нормальный для эпохи зарождающегося капитализма бизнес. Замешанный на точном экономическом расчете, крови и связях.

– А этим заказчикам, в отличие от тех, о которых говорил я, узнать дээспэшный адрес профессиональных исполнителей, все равно что нам сейчас телефонный справочник пролистнуть.

– Это верно.

– То есть получается, в заговоре участвуют директора предприятий, выпускающих военную продукцию, которые нанимают киллеров из числа личного состава одной или даже нескольких частей спецназа. Причем нанимают с ведома командиров тех частей, так как без их ведома это вряд возможно.

Резидент согласно кивнул.

– А учитывая масштабы акции, которые очень значительны, можно предположить, что в заговоре участвуют не только командиры отдельных частей, но и кто‑то из их начальства. Кто‑то из генералов! Так?