Боец невидимого фронта – 7

Такое по силам только профессионалам.

А попасть из гранатомета в борт несущегося со скоростью сто с лишним километров в час бронированного «Мерседеса»? И не просто попасть, а точно посредине задней дверцы попасть! Это киллерам‑любителям тоже вряд ли по силам. И даже отслужившим в рядах Вооруженных Сил солдатам, срочникам.

Здесь тоже нужен опыт. Причем очень серьезный опыт. Который можно приобрести… Где?

Пожалуй, только в армии, ФСБ или Внешней разведке. Но Внешняя потому и называется внешней, что режет и душит не здесь, а за рубежами Родины. Да и вряд ли они кого‑нибудь будут взрывать. Во Внешней разведке предпочитают более тихие методы. Они же там все интеллигенты в пятом поколении.

ФСБ? В принципе возможно. Хотя в Безопасности таких специалистов, после расформирования спецподразделений и многократного сокращения штатов, осталось немного. Конечно, двух‑трех неугодных лиц ФСБ убрать по силам. Но вряд ли по плечу такие масштабы! Это же надо мини‑армию иметь. Которой нет.

Получается, это – армия. Правда, армия – она большая…

Впрочем, моторизованные и танковые подразделения можно сразу вычеркнуть. Равно как авиацию, Морфлот и части стратегического назначения, которые малокалиберным оружием не балуются.

Остаются воздушный десант, морская пехота, снайперы, полковая и армейская разведка, диверсионно‑разведывательные подразделения ГРУ и… Пожалуй, все. Прочие мелкие формирования, вроде эмвэдэшных, вэвэшных и прочих беретов, где могут быть специалисты подобного класса, в расчет можно не брать из‑за их малочисленности и выполняемых ими специфических задач. По крайней мере пока не брать.

Так?

Будем считать, так.

Круг поисков сузился.

Начать стоит с ГРУ, как наиболее серьезной и серьезно вооруженной силы.

Подполковник засел за специальную, регламентирующую действия частей специального назначения в тылу врага литературу. Он читал уставы, наставления и служебные инструкции, сравнивая их с уголовными делами. Он искал что‑нибудь, что указало бы на принадлежность преступников к спецназу.

Искал и кое‑что даже находил. Отчего все более и более убеждался в причастности спецназовцев к тем или иным преступлениям.

Но «кое‑что» к делу не подошьешь. Здесь требуется что‑нибудь более весомое, чем догадки, основанные на сравнительном анализе действий преступников и спецназовцев в тылу врага. Требуются доказательства.

Ну и где их взять?

Подполковник снова зарылся в дела.

Лучше всего было бы проверить вешдоки на предмет их принадлежности армии. Глядишь, что‑нибудь бы да вылезло. Только вряд ли это официальным путем быстро получится. Разве что снова в колени Пашке броситься…

– А министра внутренних дел тебе полы помыть не прислать? – ожидаемо прореагировал друг детства. – Или его жену спинку потереть? А то я подсуечусь.

– Ну очень надо. Я серьезно.

– И я серьезно. Пословицу слышал – Платон мне друг, но звездочки дороже?

– Слышал.

– А раз слышал, зачем наезжаешь?

– Прижало.

– Сильно?

– Как одно место в тисках.

– Это ты про нос, что ли?

– Ну можешь считать, что про нос.

– А ты бы его не совал куда не следует, его бы и не прищемляло.

– Знал бы – не совал. А теперь поздно говорить, – сказал подполковник. И также и подумал. – Ну что, поможешь?

– Нет, по всем делам помочь не смогу. Даже не проси.

– А по скольким сможешь?

– Может быть, по двум, по трем максимум. Причем взаимообразно.

Ну это понятно, что не даром.

– Хорошо, говори, что тебе нужно.

– Это не мне нужно, это тебе нужно…

Первым из всех возможных дел подполковник Максимов выбрал взрыв мобильного телефона, оторвавшего голову мелкому уголовнику Хрипатому.

– Мне нужны части телефона, собранные на месте преступления и извлеченные из тела, одежда потерпевшего, фрагменты штукатурки и пола с места, где произошел взрыв.

– Ну и аппетиты у тебя.

– Я же не все прошу, так, по одному‑два грамма… Изъятые из дел микрочастички вещдоков поступили в распоряжение подполковника Максимова. И тут же ушли на организованную им экспертизу.

– Ты уж посмотри, как следует посмотри.

– Я всегда как следует смотрю.

– Этот случай особый. Этот случай на две бутылки марочного коньяка тянет…

Анализ продуктов распада взрывчатого вещества, извлеченных из пластмассовых обломков мобильного телефона, одежды и тела потерпевшего, позволил идентифицировать его как один из малораспространенных сортов пластида.

Подполковник вышел на производителя.

– Кому и когда передавался пластид марки?.. На заводе подняли накладные.

– Полтора года назад в в/ч 02714.

– Куда еще?

– Больше никуда. Дело в том, что эта партия шла под спецзаказ и больше не повторялась. Оставались кое‑какие излишки, но они чуть позже тоже были отправлены заказчику – в/ч 02714.

А войсковая часть 02714 оказалась не чем иным, как складом военного имущества, находящегося в ведении ГРУ. То есть пластид поступил не куда‑нибудь, а в военную разведку.

А дальше… Подполковник послал официальный запрос, прося, в связи с расследованием дела о террористическом акте в Таджикистане, сообщить, кому и в каких количествах передавался пластид марки…