Глава двадцать седьмая

Глава двадцать седьмая

— Ну что Нугзар, как тебе учится?

— Спасибо, дядя Иосиф. Учусь. Хотя трудно, я в школе много пропускал, некогда было, я в горах стадо пас, семье помогал.

— Ну ничего, ничего нагонишь. Ты мальчик умный.

Смотрит Нугзар на дядю Иосифа благодарно, потому как тот его, простого деревенского мальчишку в Москву привез, в Университет определил и комнату в общежитии дал. Просто сказка какая-то!

— Слушай Нугзар, ты хотел с братьями повстречаться?

— Да дядя Иосиф. Очень хотел!

— Не получилось у меня — пытался договориться, но не смог. Прости. Сам лично товарища Абакумова за тебя просил, чтобы поверил он товарищу Сталину и свидание разрешил. Но — нельзя. Пока следствие не закончено — нельзя. Такой — порядок. После, может быть разрешат. А вот документы мне дали. Ты посмотри, почитай.

Двинул по столу какие-то папки.

Взял их Нугзар, открыл. А там, на первых страницах фотографии братьев его на фоне серой стены. И номера какие-то.

— Ты читай, читай.

Читает Нугзар. Хмурится. Сознались братья его в том, что враги они строю Советскому, что измышляли вред землякам своим наносить — тракторы портить, провода резать, в колодцы яд бросать и что желали самого товарища Сталина извести.

Читает Нугзар и не верит — как такое может быть? Он с братьями своими вместе рос и знает их лучше всех — какие они враги народа? Но только черным пером по серой бумаге про то написано. И еще показания сельчан есть, которых они на злодейства подбивали.

— Ну что, Нугзар? Запутались твои братья, не по той дорожке пошли. Если теперь их вину докажут, то поедут они в Сибирь надолго. Жаль мальчишек — да что поделать, закон для всех один. Если ты Власти Советской вредишь, то и она тебя не пожалеет.

— Дядя Иосиф, а ты можешь им помочь?

— Нет Нугзар, не может товарищ Сталин вмешиваться в работу Органов. Права не имеет! Но я могу попросить не посылать их в Сибирь, здесь оставить, чтобы ты мог с ними изредка видеться и посылки им передавать. Думаю, товарищу Сталину не откажут. Но только у меня к тебе тоже просьба будет.

— Какая дядя Иосиф?

— Маленькая. Я тебе про нее после скажу. А пока учись. А братьев твоих я попрошу кормить получше и чаще гулять выводить. Нам, детям гор, воздух свежий нужен, я знаю — сам при Царском режиме в тюрьмах сидел. Не можем мы долго в камерах без света и солнца — чахнем, как цветок сорванный. Так что ты не беспокойся, с ними все хорошо будет, а постараюсь.

— Спасибо, дядя Иосиф.

— Не за что, мы же родственники, мы друг дружку держаться должны!..

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *