Глава двадцать четвертая

Глава двадцать четвертая

— Дерьмо лагерь, — вынес вердикт «Кавторанг», — Ни в какую армию, тем более в военно-морской флот…

—Чего так? Лагерь как лагерь — с иголочки! Все как положено, и бараки, и вышки. И дорога к нему одна — соорудим там НП, мышь мимо не проскочит.

— Красноперые не мышь — их не остановишь. Надо мины и пулеметные гнезда ставить или что-то придумать… Слышь, «Партизан» вы чего делали, чтобы фрица в лес не пустить?

— В лес они и так сильно не совались, а деревни, где раненых выхаживали, случалось, карантином прикрывали.

— Как это?

— Таблички кругом вешали — «Асhtung cholera!», ну или оспа.

— И что, велись они на эту туфту?

— Когда как. Коли велись — уходили, потому как сильно заразы боялись. Они же нас швайнами считали и свои арийские организмы берегли, платочки с собой носили и одеколоном ручки протирали. А если не верили — жгли деревню до головешек вместе с раненными и народишком, с бабами и детьми малыми.

— Ну, немчура!

— Ничего, мы их тоже не жаловали, коли в плен брали, отрезали что лишнее, в глотку толкали и в сугробы при дороге вмораживали. Как столбики верстовые. Такая война была. Партизанщина это вам не фронт, там никто не стеснялся ни они, ни – мы… А с холерой после приспособились и стали подходы густо дерьмом жидким поливать, да кровушкой куриной или свиной взбрызгивать — впечатляло их это. Зайдут в кусты, глянут, глазки выпучат и — назад.

— Хорошее дело. Может и мы?.. Поставим таблички «Карантин! Особлаг! Въезд запрещен!». И обгадим все вокруг.

— Наших дерьмом не напугать. Видали они его. Нужно второй лагерь ставить.

— Где?

— Дальше, там, в болотах. А этот для прикрытия оставить с зэками, чтобы все привычно глазу. Этот лагерь если что, накроют, а дальше не сообразят.

— Хорошая придумка. Снабжение все, подвоз продуктов, имущества через первый лагерь вести машинами и подводами не скрываясь, а дальше на лошадях или горбу растаскивать. Тогда точно никаких подозрений. Ковпак таким хитрым маневрам научил?

— Фрицы. Базы партизанские накрывали, так что от нас пух-перья летели. Местные им дорогу укажут, они ночью часовых порежут, а утречком кофе попьют и по всем правилам их Уставов давай нас в хвост и в гриву! Вояки-то они знатные были, обкладывали отряд со всех сторон как волков, а потом минами забрасывали и огнеметами жгли. Редко кто уходил. А коли два лагеря было, то первый они разоряли, а дальше не шли, считая, что задачу выполнили. Так хоть кто-то выживал.

— Дельно. Пусть так и будет, — согласился «Крюк», — В первом лагере зэков на карантин посадим, а остальных — в дальние определим. С НП на перешейке провод размотаем, что б если что — вовремя предупредили. Дороги разобьем. Пока колонна до лагеря по ямам и грязи буксовать будет, мы успеем марафет навести и лишних зэков в леса убрать.

— На том и порешим…Ну что, пошли тайгу топтать — место, подходящее искать?..

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *