Глава одиннадцатая

Глава одиннадцатая

– Фамилия? Только не надо номеров и статей.

– Тогда – Егоров Николай.

– Воинское звание?

– Рядовой.

– А по документам…

– Воинских званий, наград, отличий лишен решением Военного Трибунала. Для искупления направлен в штрафбат.

– Но после должны были восстановить.

– Не было «после». Попал в окружение, два месяца лазил по немецким тылам, был схвачен, попал в лагерь, по-ихнему – Семнадцать бис. Был завербован в армию генерала Власова, через месяц бежал с оружием в руках.

– Как тебя угораздило?

– А вы гражданин Начальник в том лагере были? Мы там крыс жрали и трупы своих же товарищей. Мы землю грызли чтобы червяка найти и дрались за него!  Нас там штабелями вдоль проволоки складывали сотнями в день. А Власов жратву обещал и жизнь. Я – пошел. Многие пошли, чтобы просто не сдохнуть от голода. Я месяца там не служил – в лес ушел. Партизанил, вначале один, потом в составе партизанского соединения Ковпака. На связь с подпольщиками ходил, в самое логово. Каково по городу средь фрицев бродить с документами липовыми, каждую минуту лопатками выстрела ожидая. Я коменданта, лично, вот этой самой рукой удавил. А меня…

– Понятно. Пятьдесят восьмая, пособничество врагу…

– Так точно! Шестой год по зонам мотаюсь.

–  Оружием я так понимаю, владеете?

– Я кадровый военный. И после пришлось, на фронте и в партизанах, и когда обозы немецкие в одиночку или с напарником резал.

– Как это?

– Просто – сидишь в лесу и в кустах и ждешь, когда немецкие интенданты поедут. Они по деревням шарили и все под чистую выгребали. По три дня сидеть приходилось. Как увижу обоз, они ведь не машинах, все больше на лошадях по деревням таскались – дождусь последней телеги и на четвереньках с ножом в зубах. Подбегу и глотки режу. Коли не заметят те что впереди, лошадь придержу и в лес. А так – схватишь что успеешь и деру.

– А почему интендантов, а не жандармов, к примеру?

– Потому что интенданты еду возили, а мне жрать хотелось! Или вы думали я вам про патриотизм байки вколачивать буду? Стимул у меня имелся, возьму обоз – сыт буду. Нет – сдохну в лесу. Я их немало так порезал с голодухи то.

– А у Ковпака?

– Тоже не сахар. От пуза не поешь, а дисциплина почище, чем на фронте – чуть что к стволу, в смысле к стенке. Тюрем у них не было, так что мера пресечения одна – пуля меж глаз, а если каратели близко – то штыком попек глотки. Там я сапёрил – мины снимал и ставил, тол из снарядов выпаривал, составы рвал.

– Семья большая?

– Большая. Одних братьев пятеро. Если их всех на фронте не поубивало. Сестренки еще. Ну и мать с отцом и жена с ребятишками.

– Сидеть на «строгом» не надоело?

– А кто меня спросит. Только если Прокурор чтобы добавить. У меня еще вся моя десятка впереди.

– А если я помогу?..

– Как?..

– Как смогу…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *