Глава пятьдесят седьмая

Глава пятьдесят седьмая

Сидит Иосиф Виссарионович Сталин пасьянс раскладывает. Не из карт, из сподвижников своих, из друзей-приятелей, с которыми от самого начала. Из тех, что живы остались после чисток великих. То одного возьмет, то другого, то туда положит, то сюда. Одного вправо, другого — влево. А к нему еще парочку. Растасовывает по мастям, по тому, кто с кем раньше служил, с кем дружбу водил.

Этот того еще по Гражданской знает, вместе там шашкой махали, головы казацкие рубя. Немало там самогонки попили да девок попортили, немало побезобразили. Крепка дружба, которая на шалостях завязана — эти могут вместе против него сойтись.

Или этот… Которого к тем другим положим, которые по мастям сошлись. Одного поля ягодки — кровушка за ними водится…

Тот с Украины, которая как сестра младшая для России. Много кто через нее прошел да сдружился друг с другом.

Эти на войне пересекались.

Другие на ответственной работе в Сибири.

Или вот эти трое. Вроде ничего их не связывает, да только верные люди доносят, что встречаются они, разговоры говорят. Интересно, о чем?..

Или эти…

Или тот…

Труден пасьянс, когда не знаешь, какие масти в колоде остались и как они лягут. Растут стопки ложатся на них «карты» «валеты» — к «дамам», «дамы» — к «королям», а кое-где и «шестерки» проскакивают, которые, коли зазеваешься — в «тузы» выскочить могут.

Такая игра — кропотливая, трудная — все «карты» учесть, по достоинству и интересам разложить. Чтобы на контроле держать. Но иначе — нельзя, иначе в дураках остаться можно. Причем — не в карточных!..

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *