Глава пятьдесят четвертая

Сидят зэки за стенами схоронившись, постреливая изредка, для оснастки.

Только пугать противника им не надо, лежат МГБэшники, в землю вжимаясь, головы не поднимая, слушают, как пульки редкие посвистывают. Такая диспозиция, что ни те, ни другие, что ни туда — ни сюда.

Ночи ждать надо, а там по темну, можно попробовать пробиться!..

Только не помогла ночь… Загудели моторы, подтянулись по дороге грузовики, разошлись по периметру, врубили фары и прожектора, на кабинах установленные. Ракеты в небо полетели осветительные и стало светло как днем. А тут еще бронетранспортер гусеничный с пулеметом крупнокалиберным, который молотом по стенам заколотил, бревна перемалывая. Поганое дело.

Но не хотят зэки сдаваться, да и не получится — кто с флагом белым побежит, того свои же в спину пристрелят. Думают командиры, прикидывают…

— Фары гасить надо, пока светло шанса нет, все поляжем. Надо стрелков кликнуть.

— Эй, в бараках, ворошиловские стрелки есть? Кто на фронте снайперил — откликнитесь. Есть такие?

— Есть, — кричат из бараков.

— В фары попадете?

— Можно попробовать, только нас прежде из пулеметов положат.

Верно, высунуться снайпера не успеют, как их свинцом нашпигуют.

— Слушать сюда! — кричит «Кавторанг», — Подымайтесь наверх, ковыряйте дырки в сторону Норда, по-вашему — севера. И между бревен, у кого инструмент есть. Готовьте амбразуры, чтобы разом, по команде… И еще — по приказу палите бараки и простыни, провод, резину всякую, хоть сапоги в огонь, чтобы дыма побольше. Ясно?..

А чего не ясно.

Поставить дымовую завесу, разбить залпом фары, чтобы за дымом и огнем пожара, который пулеметчиков слепить будет, где бегом, где по-пластунски, к проволоке, а там, броском, на «Ура!» смять залегшего противника и через его порядки — в лес, который метрах в трехстах. Есть шанс прорваться. На фронте и похуже бывало и совсем швах, но как-то умудрялись, сшибали фрицев…

Готовность через три часа, когда стемнеет. Бараки палить заранее.

А если бараки палить, то деваться уже будет некуда — это как мосты за спиной — не отсидеться в них! Хитры и злобны командиры, которые выхода зэкам не оставляют, когда можно только вперед! И все это понимают. И — принимают. Лучше так, лучше пусть не всем, но на волю, чем обратно на нары.

И звучат, казалось бы, забытые, фронтовые приго-

ворки:

— Ничего славяне, прорвемся.

— Один раз помирать не страшно…

Час.

Второй.

Третий…

Задымили, затлели бараки. Поднялось пламя, раздуваемое ветром. Еще полчаса и можно будет в штыки!..

Только не вышло в штыки. И ничего не вышло!..