Глава сорок девятая

Глава сорок девятая

Конверт был двойной, опечатанный двумя сургучными печатями. Почерк — незнакомый.

— Вскройте, только аккуратно, — двинул человек в пенсне конверт по столу, — И ко мне его сюда, не читая. Чтобы никто!..

Помощник понятливо кивнул. Есть письма, в которые челядь свой нос совать не должна. Может это письмо от дамы, а дама не просто дама, а чужая дама, а ее кавалер не просто кавалер, а сосед по кабинету… Правда на этом письме были сургучные печати…

Печати подогрели, подцепили скальпелем, отделили от бумаги и передали по назначению.

Товарищ Берия осторожно, словно мину в руках держал, открыл конверт и второй, вытащил лист бумаги и… вздрогнул и покрылся бисеринками пота! Потому что почерк был Его! Письмо «Хозяина»!

Лаврентий Павлович пододвинул ближе лампу и стал читать. Читал долго, хотя в письме было лишь несколько строк, была инструкция, где сообщалось, что получатель должен ожидать дальнейших указаний, которые исполнять незамедлительно и буквально, и что никакие иные приказы, исходящие от других лиц, включая Министров и членов ЦК, силы не имеют. И еще приписка, что кроме командира никто иной ни о характере переписки, ни о том, кто отдает приказы, знать не должен. И подпись, не типичная — две буквы, И.О. Иосиф Сталин.

Лаврентий Павлович выдохнул, осторожно положил исписанный листок в конверт, а конверт в другой, отодвинул от себя письмо и тяжко вздохнув, протер лицо.

Теперь никаких сомнений не осталось — «Хозяин» стаскивает из зон в кучу опытных в драке бойцов, формируя из них отряд, который подчинил лично себе. Минуя МГБ, милицию, Армию… И теперь очень, сильнее чем раньше, хочется наведаться в этот лагерь, чтобы узнать больше. Потому что не исключено, что «Хозяин» копает под него и эти бойцы готовятся по его душу. И если теперь не разобраться, то после может быть сильно поздно…

Только как сунуться в вотчину «Хозяина»? Никак не сунуться! Не могут там погоны МГБ светиться!.. Но если изобразить нападение неизвестных на лагерь, кого-то пострелять, кого-то увести… Только какие неизвестные могут решиться напасть на зону, где сотня бывших фронтовиков «срок мотает»? И зачем?.. Нет, все это белыми нитками шито…

А если «кипишь» внутри лагеря поднять, если они друг с другом сцепятся и часть, например, сбежит?.. Это более понятно… Но те, кто останется, им как рты заткнуть?..

Так может быть?.. А почему бы нет… Почему МГБ, а не, к примеру, милиция, которая по чистой уголовке? Которая третья сторона… В этом случае «Хозяин» ничего сделать не сможет, даже если заподозрит, потому что виновных не будет. Точнее виновны будут те, кого ни в чем заподозрить нельзя и МГБ останется в стороне. Может так. По крайней мере можно начать, а дальше решить, давать ход делу или нет. Лишний козырь, который — в любой момент, в колоде не помешает.

Подумать. Еще раз подумать. Как следует подумать! Не против абы кого партия играется, против «Хозяина», который та еще лиса. Который всем лисам — лиса…! Но правда и рисков особых нет, пока это лишь страховка на случай если…

Товарищ Берия вызвал Помощника.

— Вот что, организуй жалобы местных на зону. На ту самую.

— Каких местных?

— Любых. Населения — лесников, охотников, продавщиц. Мол обижают их ЗК воруют все что плохо лежит и все такое прочее… Или даже так — пусть там кассу ограбят или зарежут кого-нибудь, или изнасилуют. А следы поведут в лагерь. И пусть расследованием займется местная милиция и тогда…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *