Глава сорок пятая

Глава сорок пятая

— Разрешите доложить?

— Что у вас? — хозяин кабинета снял пенсне, протер салфеткой стекла.

— Ваше приказание выполнено. Лагерь проверен силами группы подполковника Никодимова.

— Покажите.

На столе раскрутилась карта, испещренная какими-то обозначениями.

— Это что? — уперся в карту толстый палец.

— Ближайший к лагерю населенный пункт — шестьдесят дворов, есть магазин, почта… Группа Никодимова провела опрос жителей, но местное населения про лагерь почти ничего не знает — ни заключенные, ни офицеры в поселке практически не появляются, кроме почтальона, который ежедневно забирает на почте корреспонденцию…

Почта?.. Какая-то ускользающая, но важная мысль… Почта?.. При чем здесь она — почта всегда есть и везде…

— Дальше.

— От поселка до лагеря тридцать семь километров грунтовки, которой местное население практически не пользуется. Вот здесь и здесь поставлены знаки, запрещающие въезд и таблички «Проход и проезд закрыт! Карантинная зона!» Далее дорога проходит между озером и болотом по неширокому, в одну колею, перешейку. В самом узком месте труднопроходима из-за больших, предположительно рукотворных, грязевых луж. Других пригодных для автотранспорта объездов нет — вокруг лес и болота.

— Но Никодимов как-то добрался?

— Так точно товарищ Берия. Ему пришлось сооружать временные гати, потратив на это более трех часов.

— Продолжайте.

— Сам лагерь расположен на возвышенности — четыре вышки с ВОХРой, три барака, штаб, кухня… Обычная планировка. Сами бараки разделены на изолированные блоки, рассчитанные на пятнадцать-двадцать человек.

— Зачем на автономные?

— Для изоляции больных. Лагерь считается карантинным.

— Как подполковника встретили?

— Как положено — хлебом-солью. По всей видимости, где-то на подходах у них оборудован наблюдательный пункт, поэтому к его визиту успели заранее подготовиться. Контингент заключенных примерно от двадцати до сорока пяти лет. Доходяг, инвалидов нет, все в хорошей физической форме. Офицеры держатся уверенно…

— Какие-такие офицеры! — раздраженно перебил товарищ Берия, — Заключенные они, беглые, которых к стенке ставить надо… Что еще докладывает подполковник?

— Вот здесь, за периметром лагеря, оборудован физкультурный городок, полоса препятствий и стрельбище для ВОХРы.

— Ну и что с того?

— Подполковник Никодимов отмечает, что для существующей ВОХРы они слишком велики. Одних турников шесть. Кроме того, спортивный городок и полоса препятствий разнесены больше чем на полтора километра, хотя обычно их располагают рядом. И еще, там деревянные щиты в человеческий рост, с обозначением фигур, которые разбиты в щепу.

— Что значит разбиты? Их что, кто-топором рубил?

— Никак нет! Подполковник Никодимов утверждает, что подобные зарубки могут оставлять ножи и саперные лопатки, при отработке приемов рукопашного боя и метания их в цель. Ближе он рассмотреть не смог.

— Почему?

— Не мог дойти после угощения. Ну то есть не стал рисковать, чтобы не раскрыть себя.

— Что еще?

— Питание. Раскладка типичная, но подполковник заглянул в отходы и обнаружил там корки хлеба.

А вот это уже более чем странно, чтобы на зоне кто-то выбрасывал хлеб, пусть даже корки, пусть даже кем-то объеденные, хоть даже с плесенью!

— Все вышеизложенное позволяет сделать вывод, что лагерь не является карантинным и что там находятся заключенные… простите беглые ЗК…

— Для чего находятся? Для чего держать в лагере чуть не сотню беглых зеков и откармливать их, как рождественских каплунов? И зачем разделять бараки на блоки? Чего молчишь?..

— Не могу знать!

Задумался Лаврентий Павлович — крепко задумался. Черт бы с ним с этим лагерем, в их огромном ведомстве чего только не бывает — целые бригады, целые зоны подряжают местные власти под строительство гражданских объектов, чтобы выполнить план и рапортовать… а деньги делят с Гулаговскими Начальниками. зэки они каждой бочке затычка… Но здесь иное дело, потому что ниточка потянулась не от местного Секретаря Обкома — от самого «Хозяина»! И ни черта же не понять! Какой-то шальной майор, который без записи и с самим товарищем Сталиным по парку под «ручку гулял», потом отпуск за свой счет, поездка в Сибирь, встречи с заключенными, выгребание матресурсов со складов и этот, у черта на рогах карантинный лагерь с полосой препятствий и корками хлеба в отходах! И сами ЗК все как один — все с опытом фронтовым, драчуны и головорезы. И как все это воедино связать?

— Майора на нашли?

— Никак нет – ищем. На службу по окончании отпуска он не вышел.

— Ищите, человек не иголка, а Страна Советов не стог сена!..

— Так точно — найдем!..

Хотя — не факт. Непрост «Хозяин», умеет цепочки рвать, водится это за ним. Ежова поставил, чтобы старых партийцев пострелять, потом Ежова осудил и всю его команду руками Ягоды ликвидировал, как опасных свидетелей, а — Ягоду с подельниками уже товарищ Берия убирал. И кто теперь в истине, которая на два раза перепахана и прополота, разберется…

Надо бы тот лагерь как-следует перетряхнуть — на нем все сошлось. Но как к этому «Хозяин» отнесется? Нет, тут надо подстраховаться.

— Что дальше делать думаешь?

— Поставим наблюдение…

— А не боишься, что они заметят твоих людей?

— Мы пошлем опытных работников.

— А там что — мальчики собрались? Там фронтовики, разведчики, которые не лаптем щи… Если они обнаружат слежку и снимутся с места, мы их что, по лесам ловить станем по одиночке?

Встал товарищ Берия, зашагал нервно по кабинету.

— Где ты людей найдешь?

— Может, армейских привлечь?

— Не надо армейских — это наше дело, внутреннее, лишние любопытные носы нам ни к чему! Среди своих искать надо — ну не все же в войну задницы в тылу грели, кто-то и воевал. Запросите отделы кадров, пусть дела полистают, посмотрят, кто в разведке служил, кто боевой опыт имеет, награды. Собирай людей с окраин, чтобы подальше от Москвы, чтобы в тмутаракани служили, где только одни медведи. Три дня сроку!.. Соберешь команду, работу проведешь, подписки о неразглашении возьмешь, чтобы понимали — если сболтнут лишнего — погоны долой и на нары, лет на десять… Ясно?

— Так точно!

— Наблюдение ставь, но не высовывайся — нам шум ни к чему. Пусть посмотрят, пощупают. Чтобы аккуратно все, чтобы комар носу!..

— Есть!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *