Глава сорок четвертая

Глава сорок четвертая

Зуммерит полевой телефон. На километры от него провод тянется, как по линии фронта.

— Слушаю. Что там у тебя?

— Гости на перешейке.

— Много?

— Одна машина — два офицера и три бойца.

— Когда будут?

— Не скоро. Буксуют.

— Добро. Наблюдай дальше, только не высовывайся.

— А может их?..

— Чтобы другие приехали? Но уже не пятеро, а сотня? Сиди как умер!

Ревет «Виллис», крутятся колеса, фонтанами летит грязь, заляпывая машину форму солдат.

— Давай еще, давай, в раскачку!..

Но лишь сильнее увязает «Виллис», погружаясь в лужу по колеса. Ну что за дороги, что за дерьмо! Ходит офицер вокруг, объезд ищет. Но нет объезда — или берег крутой к озеру или топь болотная и или такие же, если не глубже грязевые лужи.

— Сержант, где ты там!

Подбегает заляпанный по самую пилотку сержант и грязь с него комками отваливается.

— Ну ты уделался… Бери топор, руби жердины, мости лужу. Давай, давай шевелись.

Правильное решение, мудрое, но только рубить жерди и лужи ими засыпать — не один час понадобиться. Не одна эта лужа, там впереди еще есть. Может и плюнет офицер, да развернется…

Но нет, бегают-снуют солдатики рубят тонкие стволы, волокут к машине, а офицер вкруг прохаживается сигаретки курит. Трудятся бойцы аки муравьи. Но не они одни…

Суета на зоне, беготня, хотя и хорошо организованная беготня.

Орет «Полкан» распоряжения отдает:

— «Вертухаи» на вышку и что б документы при себе… «Лепил» сюда!

Бегут зэки, которые не просто так, а по врачебной части — пара фельдшеров и доктор, который секретаря Райкома «зарезал», за что «пятнашку» по пятьдесят восьмой схлопотал. Так что слова разные знает…

— «Лепилам» халаты надеть, ручки помыть и градусники вытащить. «Больным» — на нары, под простынки. Да ватники-то со штанами скидай и глазки под бровки закати — помираете вы, холера вас забери! В отхожих местах кровью побрызгать и дерьмом помазать. И чтобы запах был!. Всем лишним, по отделениям, в разные стороны, в лес — шагом марш и сидеть, как дохлые мышки, до особого распоряжения. Офицерам — форма одежды парадная — кителя, галифе, фуражки, сапоги — блестят, ремни — скрипят.

Что еще?.. Ах да!

— Баню топить, столы накрывать, повару рябчиков жарить и коньяк, коньяк тащи! Ревизия к нам едет, поэтому все должно быть, как у людей! На все про все даю… полчаса!..

Ревет «Виллис» сквозь грязь по жердям пробиваясь.

— Давай, подкладывай, суй под самое колесо! И веток, веток побольше! — орет, матерится, руководит, шофер.

Буксует «Виллис», но идет, выползает из грязи непролазной…

А зона?.. На зоне — тишина. «Больные» по «палатам» разбежались, лежат, страдают. И запах возле них не что бы очень, ну то есть нехороший запах — в нос шибает.

— А ну, не ржать! — орет «лепила», — Холера у вас, так, что — во все дыры на полметра! Не до смеха вам! А ну — пить! Больше — пить!

— Сколько можно — по два литра выхлебали.

— Пить, чтобы выплескивалось!..

Офицеры по лагерю ходят, ремнями скрипят. зэки дорожки метут. Все обычно и привычно глазу. А там, в штабе, стол накрыт скатерочкой, а на ней бутылочки, рыбка копченая и свежая дичь. Все чин по чину.

— Машину вижу! — кричит с вышки «вертухай».

Идут офицеры к воротам, дорогих гостей встречать.

Вон он, «Виллис», едет, лепешки грязевые роняя. Встал перед воротами. К машине сержант подошел, козырнул:

— Кто такие?

— Капитан Ракитин, окружная служба санитарного контроля! Открывай.

— Документики можно?

Тянет капитан из нагрудного кармана удостоверение, сует в нос сержанту.

Тот смотрит, проверяет, как положено.

— А эти?

— Эти со мной.

— Сержант, не томи людей, открывай, — кричат, подходя офицеры. Не избалованы они здесь гостями, каждому свежему лицу рады.

Козырнул офицер.

— Капитан Ракитин, прибыл для проведения…

— Да ладно капитан, понятно все — вшей, грязь, котлы проверять… Ты извини, что мы так по-простому, совсем тут в лесу одичали, людей не видим, одни зэки да зверье.

— Понимаю, — улыбается капитан, — Далеко забрались. И дороги у вас хуже фронтовых!..

— Какие есть. Просили у начальства щебенки, чтобы лужи засыпать, так не дают. Ты проходи капитан, отдохни с дорожки.

Тянут капитана в штаб, за стол.

— Садись, расскажи хоть что там на Большой Земле делается?

— Не могу — служба у меня.

— Да ладно, успеем, выпьем закусим, потом сами тебя по лагерю сопроводим, в каждую щель заглянем, коли скажешь — мы же понимаем. А пока — не обессудь.

— Ладно, — машет рукой капитан, — Наливай. Коньячок у вас гляжу знатный, генеральский.

— Для дорогих гостей бережем.

Выпил капитан. И еще выпил. Расстегнул воротник кителя. Хорош коньяк, огоньком по жилам идет!

— Еще по одной?

— Давай, наливай.

Да и что тут капитану смотреть — вшей он что ли не видел, которые по зэкам стадами ходят и в швах одежных белым киселем копошатся. Или на кухню пойдет раскладки пищевые проверять, чтобы выявить, сколько зэкам жиров и углеводов не доложили. Так и так понятно, что не доложили, по дороге растащив. Бестолковая это должность — санврач, хоть и грозно звучит.

— В седьмом лагпункте у нас холера. Так что скоро вам новых ЗК в карантин пришлют…

Этого еще не хватало!

— А так у вас хорошо — воздух свежий, дичь и от начальства далеко, — вздыхает капитан. А у нас там!.. — только рукой машет, — Давай еще по одной… А после посмотрим, как тут у вас санитарно-эпидемиологическая обстановочка. Потому как холера или дизентерия — это не пустяк. Это я вам как врач говорю!.. Шутить с ними — ни-ни.

И ведь пошел капитан непорядки искать. Вернее, поволокли его под две руки по зоне.

— Эй ты, покажи исподнее… Ну и где они?

— Кто?

— Вши! Тут они должны быть! Выверни на изнанку. И там еще…

Нет вшей… Промашка вышла — дерьма и крови наплескали, а о вшах не подумали! А что это за зэки, которые без «артиллерии»? Непорядок!

— Мы только вчера дезинфекцию провели.

— Провели? Молодцы! Отмечу в рапорте…

Ходит капитан, смотрит… под ноги себе. Мягко коньяк пошел, да крепко в голову ударил.

— Дальше смотреть будем?

— Дальше?.. Обязательно! На то мы и… поставлены, чтобы нормы и порядки блюсти. Чтобы никаких эпи-де-м-миий! Дело это архиважное, потому что если эпи-дем-мия, то беда… Это что?..

— Штаб.

— Тогда наливай. И бойцов моих накормить, и чтобы в порядок они себя привели, потому что грязь, это рассадник!..

К вечеру капитана загрузили в «Виллис», сунули в ноги пакеты с гостинцами и коньяком и отправили восвояси.

— Видать, признали нашу зону, — вздохнул «Полкан», — Коли проверяющие сюда поехали. Теперь вцепятся — не отпустят. Этот — ладно, это — «лепила», а что мы фининспекторами делать будем?..

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *