Глава тридцать третья

Глава тридцать третья

— Нож так не держат…

— Вы меня учить будете как с оружием обращаться? Я в «рукопашку» ходил, я трех немцев зарезал, как поросят, только что без визга.

Ухмыляются зэки. Хотя уже и не зэки, уже бойцы. Стоят рядком, смотрят.

Качает головой «Крюк».

— То фронт, там — свалка, кто кого вперед пырнет. Сколько ты тех фрицев резал — секунды? А если один на один — нож против ножа? Тому у воров поучиться надо. Видал я в бандах, как блатные отношения на «перьях» выясняли — по пять минут резали друг дружку.

— Не один ли хрен, — сказал кто-то, — Нож он и есть нож, а дальше как повезет.

— Повезет тому, кто умеет. У блатных опыт, они каждый день с ножичками да заточками играются — ну да вы видели.

Это верно, у урок, коли рядом красноперых нет, всегда ножи в руках меж пальцев веретеном вертятся. Любят они это дело.

— И опыта у них поболе будет — ты трех фрицев завалил, а они по десятку зарезали, да с подходцем, зная, куда бить. Ты в грудь финку тыкать будешь, да на косточку напорешься, а они ножичек развернут и меж ребер аккуратно просунут, сердце перечеркнув.

— Ты так говоришь, как будто сам резал.

— И сам — резал, приходилось.

— Ну так покажи.

— Можно и показать…

Вышли бойцы друг против друга, вместо ножей струганные деревяшки в руки взяли. Только не равны они ростом и комплекцией — «Разведчик» на голову «Крюка» выше, а, значит и руки у него длиннее, что серьезное преимущество — пока противник до него добирается, он его порезать успеет.

Встали, смотрят оценивающе. «Разведчик» внимательно, напряженно, взгляд его по фигуре противника мечется. «Крюк» — расслаблено, на губах ухмылка играет и сам весь как на шарнирах — ну точно «урка». И что интересно, ножа у него не видно — безоружный стоит, а правую руку и вовсе в карман сунул…

— Ну ты чего? — вопрошает «Разведчик».

— Я-то? Чего — я? Ничего я… Погулять вышел, — и пританцовывает на месте с ноги на ногу переминаясь. И выглядит все это как коррида, где громадный бык землю копытом топчет, а тонкий как тростинка тореадор пред рогами его пританцовывает.

— Ты руку-то вытащи, а то отрежешь чего ненароком, — лыбится «Разведчик», а сам приближается, наступает, выгодную позицию ищет.

— Да ладно, успею я.

Ухмыляется «Крюк», играет, дразнит, провоцирует противника на удар. А сам перемещается легко, не дает ему приблизиться и встать выгодно, норовит под левую руку зайти.

Выпад! Резкий неожиданный, да всем корпусом.

Но легко, играючи отклонился «Крюк» и «Разведчик» мимо него пролетел.

— Раз! — сказал «Крюк» и сверху вниз, вдогонку, ткнул противника в открытую спину, да не вообще куда-нибудь, а против сердца. Крепко ткнул, не жалеючи, так что тот ойкнул и на рубахе у него красное пятнышко проступило. И когда только он успел руку из кармана вынуть?

— Ах ты!.. — вскипел «Разведчик» и вновь кинулся на врага.

— Два! — сказал «Крюк», и, подцепив носком ботинка, метнул ногой в лицо бойца песок и землю. Отчего тот мгновенно ослеп. И уже спокойно и расчетливо ткнул свой «нож» противнику в бок.

— Ты что творишь? — взвыл «Разведчик».

— А что? — тихо удивился «Крюк», — У нас бой, где все средства хороши. Не на ринге мы. Или ты думаешь твой враг тебя ниже пояса бить не станет?

Все одобрительно загудели. Верно, не спорт у них — бой, где не по очкам побеждать надо, а убивать!

— Ну все! — рявкнул «Разведчик», кидаясь на противника и держа в поле зрения его правую руку, чтобы отбить ее и пырнуть в живот или грудь. Да не успел…

— Три, — сказал «Крюк», метнув взгляд к правой руке, отчего и противник его туда внимание обратил. Только не в правой, в левой руке оказался его «нож», которым он ударил «Разведчика» в бок. И опять не жалеючи, до крови, чтобы «наука» лучше доходила. Когда только он успел перехватить оружие?!

— Довольно. Поигрались и будет. Всем все понятно?

Молчат бойцы — кивают. Все верно — «блатари» в своем деле мастаки, они на ножичках всю жизнь. А фронтовики, что наши, что немцы — те же мужики, только что с финками и штыками. Рукопашный бой — драка, где не до приемов, где стенка на стенку только успевай поворачиваться — кто-то с боку лезет, кто-то с тыла напирает, кто-то перед носом тесаком или лопаткой саперной машет. Там маму родную забудешь, не то что приемы — колотись чем можешь! Да и не будет больше «рукопашек» — кончилась война, а вот один на один с противником сойтись возможно и придется.

— Главное в этом деле быстрота и неожиданность — усыпить бдительность врага, расслабить его и нанести один удар сюда, сюда или сюда, — показал «Крюк», — И не надо ножом мельтешить, в рукав его спрячьте или в ладонь, чтоб не знал враг откуда смерть к нему придет. Сможете обмануть противника — победите. Нет — любой урка вас порежет, хоть даже метр с кепкой будет. Такая наука.

Молчат бойцы. Потому что видели всё.

— И — хватит на том. Всем отрабатывать ножевые удары с правой и с левой рук, учиться перебрасывать оружие с ладони на ладонь. Использовать любые «подлые» приемы разрешается и приветствуется. Бить не жалеючи, в полную силу, до крови, иначе — это не учеба. Лично у каждого ссадины посчитаю! И лицо… за лицом следить, чтобы улыбочки и глазки не за ножом, а в сторону. Все понятно?

— Так точно!

— Приступить к выполнению задания!..

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *