Глава шестидесятая

Глава шестидесятая

В ворота въехал грузовик. Остановился.

От штаба быстрым шагом подошел Полковник, тот, что десантом командовал. За ним гражданский в пиджачке и ботиночках.

— Что там?

Водитель откинул задний борт и молча отошел в сторону. В кузове был расстелен кусок грязного брезента, из-под которого торчали три пары, одинакового покроя, милицейских сапог и стоптанные зэковские башмаки. Чуть дальше, у кабины, на лавке, понуро сидели бойцы с перебинтованными головами.

— Как это случилось? — кивнул Полковник на трупы.

Раненные пожали плечами.

— Мы не видели, не знаем.

— А вас как?.. Где оружие ваше? Сколько нападавших было?..

— Один. Мы тех, других, которые к лагерю шли, по-

ложили, а он подкрался сзади и стал стрелять… Мы ничего не могли сделать.

— Точно – один?

— Точно. Вот — его ранил. А нас прикладом после.

— Лучше бы он вас прикончил! Три идиота с автоматами, фронтовики, мать вашу!.. — в сердцах выругался Полковник.

Гражданский забрался в кузов, откинул брезент, глянул на покойников:

— Три ножевых. Наповал.

— Как ножевых? — опешил полковник.

— Так, — спокойно ответил гражданский, — Двум горло перерезал, одному печень перехватил. Поэтому они, — кивнул на раненных, — Ничего не слышали.

— Один?!

— Похоже, что так…Один – всех… — задумался на секунду, — Увеличьте группы до десяти человек и предупредите, чтобы не зевали. Если жить хотят. Местных оповестите о побеге четырех опасных преступников, чтобы о всех подозрительных немедленно докладывали властям. И распорядитесь, пусть на дорогах выставят усиленные посты и досматривают все машины, включая военные. И еще…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *