Глава шестьдесят девятая

Глава шестьдесят девятая

Стоят командиры на вытяжку. Сидит — Петр Семенович, вольно развалившись. Тихий разговор меж ними идет, но не простой. «Абвер» докладывает.

— Не хорошо в лагере, ЗК волнуются, недовольны они.

— Чем?

— Крови много.

— А на войне что, мало было? — притворно удивляется Петр Семенович, — Они все фронтовики, они в окопах кровушку по горло хлебали…

— То война, там все понятно, там — враг.

— А «урки» что вам, друзья? С каких это пор?

— Друзья не друзья, но Прокурор за них как за своих спросит.

— Прокурор далеко, а вы — здесь… Может мне кто расскажет, как иначе из зэков-доходяг в боевой отряд сколотить? Может у вас какие-то иные методы имеются? — вопрошает «пиджак», — Или вы на войне бойцов уговорами в атаку поднимали? Слышь «Кавторанг», ты же рядовых, пехоту свою морскую перед строем пачками расстреливал, которые не блатные, которые свои были. Чего молчишь? Я же твое Дело читал — тебе за самоуправство звезду Героя завернули, которая тебе за «пятачок» шла. Было такое?

— Мне панику пресечь надо было.

— И потому ты трех пацанов, «Ванек» деревенских, которые кроме коров ничего не видели, жизни лишил.

— Побежали они. Если бы другие за ними драпанули, немцы бы всех на бережке морском положили. Я этих пресек и тем других остановил.

— Так что же ты девицу тут из себя строишь? Тебе человека убить — что комара прихлопнуть. И все вы здесь такие, все по горло в кровушке человечьей.

Молчит «Кавторанг» — есть своя правда в словах гражданского.

— Вы что думали, год здесь будете физкультурой заниматься? Нет… Мне бойцы нужны, которые прежде стрелять и резать будут, а потом думать. Как на фронте.

— А вы там были? — зло спросил «Партизан».

— Был, — тихо ответил Петр Семенович, — И не на складах подъедался и не в штабах зад грел, а на «передке»,

в штрафбате, недолго, но хватило. Там сильно не заживались. А до того — на нарах загорал, которые не нынешним чета, спасибо, Хозяин меня с них снял и к делу пристроил. Так что пришлось хлебнуть… Или вы думали я только с папочками? Да — нет, и стрелял и резал… И меня — резали… И кабы я там думал — не сидел бы теперь здесь. То, что вашего приятеля того, первого «урки» забили, лишь о том говорит, что к драке он не был готов, что привык понарошку кулачками размахивать. Через то преставился. Его в том вина. И — ваша! Зато теперь, на его труп поглядев, остальные без оглядки дерутся. Или не так?

— Так… — нехотя ответил «Абвер», — Только зачем против нашего бойца двух блатных ставить?

— А коли в жизни с двумя биться придется? Или с тремя? Не спасуют они, когда к другому привыкли?.. Мы не умирать, мы побеждать бойцов учим. Пусть даже через смерть.

— А если они бунт учинят? Ведь трое уже погибло.

— Будем считать это неизбежными боевыми потерями. На учениях солдаты тоже гибнут. У нас условия максимально приближенные… Вот и приближайте. Чем больше крови, тем злее бойцы…

— Как бы они совсем не обозлились…

— Вот и – пусть! Кто готов бунтовать — пусть теперь бунтует, а не после. Вам спокойней будет, когда до дела дойдет. Так, «Кавторанг»? Лучше раньше паникеров и трусов выявить, чем позже? Лучше загодя пару бойцов жизни лишить, чем всем спины под пулеметы подставить? Теперь их пожалеете, после — свои головы под топор подставите, потому что ответ — с вас!

Молчат командиры. Если по меркам военного времени, то прав «пиджак», на все сто. Там послаблений давать, жалеть пацанов необстрелянных нельзя, там страх только страхом перешибить можно, только пинком под зад и наганом в морду. И в затылок стрелять, коли придется! Но ведь не война теперь.

— Хватит сопли распускать, вспомните, откуда вы все этапом пришли, кем недавно были? Там что — лучше было, или там с вас пылинки сдували? На зоне половина бы из вас уже в ямы полегла, а здесь вы живы, сыты и табачком балуетесь!

И это верно — что такое три погибших бойца, когда в лагерях, они по десятку в неделю от цинги и голода подыхали, да и «урки» их там резали поболе, чем здесь. Так чего они вдруг причитать стали? Или расслабились, привыкли к легкой жизни…

Встал Петр Семенович. Сказал тихо, но все-равно это был приказ:

— Учебу продолжать, как прежде. Мало будет — «манекенов» еще пригоним. Бойцы погибнут — других найдем. Зон много… Слабые — умрут, сильные — закалятся. Как при естественном отборе. Слыхали про Дарвина?

Кивнули командиры.

— Чтобы щенки волками стали — они овец резать должны. Мне стая нужна, а не стадо. Идите и делом займитесь, а не вздохами на скамейке. Жмите бойцов, что б душа из них — вон. Тут лучше перегнуть, чем не досмотреть…Все ясно?

— Так точно! — ответили командиры.

— Ну то-то!..

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *