Мастер взрывного дела – 5

Обреченная на смерть, не знающая, что стережет, охрана расположилась неподалеку. Ждать им оставалось недолго. Всего несколько часов. Потом, после взрыва первой бомбы, вторая должна была охранять себя сама. Ко второй бомбе из опасения взрыва уже не приблизилась бы ни одна живая душа. Та, вторая, бомба должна была поставить на колени страну. Перед Мозгой поставить.

– Уберите свидетелей.

– Уже убрали.

Копавшие могилы экскаваторщики, опускавшие «груз» в могилы крановщики и случайно просочившиеся через оцепление прохожие уже никому ничего рассказать не могли.

Две атомные бомбы были доставлены на свое место. И были подготовлены к взрыву.

Две другие, тоже действующие, но не предназначенные для взрыва бомбы были списаны в расход. Изначально списаны, когда еще только покупались. Они не должны были взрываться, они должны были прикрывать транспортировку первых. Они должны были пугать и приковывать к себе всеобщее внимание. Этими двумя бомбами, хотя они стоили точно так же, как первые, пришлось пожертвовать.

Но тот, кто не умеет жертвовать, тот не умеет выигрывать…

 

* * *

 

– Будем исходить из худшего. Из того, что бомбы на месте.

– Согласен. Будем считать, что этот раунд нами проигран. Мы не смогли остановить «груз» в пути. Можем ли мы его вычислить теперь, когда он находится на исходных?

– Вряд ли. Обнаружить бомбы прямым поиском невозможно. У нас нет ни времени, ни сил, ни средств.

– Но мы можем попытаться найти человека, который знает, где они. Доподлинно знает.

– Мозгу?

– Его.

– А если он ничего не скажет? Если он будет молчать?

– Да, он может молчать. Или может, почуяв опасность, рвануть заряд… Стоп! Как он может рвануть заряд?

– Обыкновенно…

– Обыкновенно не выйдет. Эту бомбу не сбросить с самолета. И не подорвать на месте.

– Почему? На месте как раз возможно. Присоединить электродетонатор или что‑то вроде него, размотать провод, подсоединить к клеммам динамо‑машины и…

– Он не станет взрывать бомбу с помощью динамо‑машины. Он никому не передоверит эту обязанность. А вдруг получивший приказ на взрыв исполнитель передумает или, поняв, какая судьба ему уготована, откажется от задуманного. Или на него набредет случайный милицейский патруль и отберет ту адскую машину.

Нет, он не станет рисковать. Не станет подставляться под случайность. Он будет рвать заряд лично. Только лично!

Но он не захочет погибнуть в пекле атомного взрыва. Ведь кто‑то должен шантажировать мир второй бомбой. И не сможет укрыться от взрыва, если надумает использовать проводные взрыватели. Потому что рвет не толовые шашки и не связку гранат, от осколков которых можно укрыться в наскоро отрытом окопчике. Или в бетонном бункере. Он подрывает атомную бомбу. И, значит, он использует радиовзрыватель.

– Радиовзрыватель тоже подразумевает присутствие вблизи места взрыва.

– Значит, он придумал такой взрыватель, который может быть удален на многие километры. Потому что у него нет других возможностей управлять взрывом лично и не погибнуть в нем. Значит, этот взрыватель находится рядом с ним.

– И если мы найдем его, мы сможем предотвратить взрыв.

– Да, нам надо искать террориста, а не бомбу! Нам нужно искать первоисточник зла!

Куратор быстро поднял трубку телефона. И набрал какой‑то номер.

– Сергея Петровича. Быстрее, пожалуйста. Здравствуй, Петрович. У меня к тебе очередная просьба. Личная просьба. Да. Опять спешная. Самая спешная из всех, с какими я к тебе когда‑либо обращался. Мне нужно установить местоположение одного мобильного телефона. Сию минуту установить. Пока он еще есть. Пока он не выброшен в мусор. А выброшен он может быть в любую следующую секунду, потому что его засветили десять минут назад.

Нет. За эту услугу я буду благодарен в тройном размере. Поставь на уши всех своих технарей, но сделай. Если тебя за это уволят, я тебе буду выплачивать пенсию в размере твоего оклада плюс десять процентов. До конца жизни буду выплачивать.

Хоть через космос, но только сделай! Диктую номер…

Куратор положил трубку и тут же поднял ее вновь.

– Звони своему клиенту. И говори хотя бы минуту. О чем хочешь говори. Главное, говори. Нам нужно активизировать его линию.

Резидент набрал номер.

Гудки.

Гудки.

Гудки.

Гудки…

И ощущение полной безнадежности. Если бы на месте абонента был человек, имеющий или ранее имевший отношение к разведке, он после первого звонка мгновенно бы «отрубил» линию. И никогда бы уже по этому телефону не позвонил. И никогда бы по нему не ответил.

Если бы имел хоть какое‑то отношение к разведке…

Этот абонент, конечно, не разведчик. Но, судя по его действиям, имеет очень развитую логику. И не менее развитое чутье. Собачье чутье. По идее, он не должен второй раз поднять трубку.