Мастер взрывного дела – 5

– Верно. У нас такая мелюзга общак признавать отказалась! Деньги отчислять. Сказала – каждый сам по себе. И сидит сам за себя.

– Общак – дело святое! За общак спускать нельзя.

– А мы спустили…

– Спустили?!

– Ну да! Спустили. Настрогали мелкой стружкой тупым ножом и спустили. Кусками. В унитаз!

– И правильно…

Только через час, обсудив все насущные проблемы, перешли к делу, ради которого здесь и собрались. Уважающие себя и знающие себе цену авторитеты сразу на главный разговор не выходят. Как тот штангист. Он вначале разминается на малом весе, прежде чем принимать на грудь основной.

– Ну все. Будет базарить. Пора о деле говорить…

– Ну что ж. Пора так пора.

– Давай, Мозга. Банкуй.

Мозга, которого так прозвали еще в первую его отсидку и приклеили кличку навек, как родимое пятно, поднялся. Как положено. Неспешно, с чувством собственного достоинства. Но не слишком медленно, тем выказывая свое уважение присутствующим.

– Спору нет – беспредел достал, – сказал он. – Но базар не о беспределе. Беспредел – это мелкий мусор под нашими подошвами. Его стряхнуть – что налипшее дерьмо сбросить. Толковище не о том беспределе, что на ноги налипает, а о том, в котором всем нам жить приходится…

Сходка одобрительно загудела. Авторитеты любили витиеватый базар. Когда простую мысль выкручивали и выворачивали наизнанку, потом снова наизнанку, тем возвращая в исходный, но уже гораздо более привлекательный, с их точки зрения, вид.

– В прошлый раз я обещал вам дать рецептик одной хитрой хавки, которую если вместе сотворить, да не скупясь посолить, да поперчить, можно всех накормить досыта. До отрыжки. И в брюхо затолкать больше нельзя будет. Следующих лет двадцать.

– Чтобы больше нельзя было – невозможно.

– Возможно.

– Заносит тебя, Мозга. Чтобы всех накормить надо полный золотой запас брать.

– Эк! Спохватился, – хохотнул ярославец. – Золотой запас давно без нас с тобой взяли. И растащили своим бабам на висюльки. Золотой запас теперь тянет меньше, чем твой кошелек. О запасе надо было раньше думать. До Горбача, который кладовые открыл.

– И все же я обещаю сытость всем, – повторил Мозга. – Если мы, конечно, столкуемся.

И замолчал. То ли дав возможность сомневающимся высказаться. То ли просто выдерживая смысловую паузу. Перед ожидаемой кульминацией.

– Если обещает всем и до отрыжки – столкуемся.

– Только, прежде чем до отрыжки, он, помяните меня, попросит кусок с общего стола. В виде рискового вложения.

– А ты не пугай. Надо будет – вложим. Кто не рискует… И ошибется – вложим. По самые… по первое число…

– Буде базлать. Дайте ему сказать… Все взоры снова обратились к Мозге.

– Помните, прошлый раз я просил деньги из общака? И обещал вернуть втрое, – спросил он.

– Ну?

– На память не жалуемся.

– Я возвращаю впятеро, – сказал Мозга и открыл и бросил на пол «дипломат». Из него на пол сыпанули толстые пачки стодолларовых купюр.

Эффект был. Эффект был тот, на который и был расчет.

Авторитеты смотрели на доллары и думали вразнобой, но об одном и том же.

Если он отдал впятеро…

То взял пожалуй что вдесятеро…

Если так легко отдал впятеро…

Против обещанных втрое…

– Аткуда такые дэньгы? – спросил грузин.

– С торгово‑закупочной операции, – ответил.

– С торгово‑закупочной столько не бывает.

– Смотря что покупать. И кому продавать.

– Что бы ни покупать. Хоть даже травку.

– Не темни. О каком товаре толк?

– Об оружии…

– Ха – сказал туляк. – У нас этого добра… Что пряников. Я сам по этому делу пятнадцать лет. Но только чтобы в один месяц… И на такую сумму… Это надо целый завод продать. Вместе с рабочими. Не верю! Крапленые сдаешь, Мозга.

– Верно гуторит туляк. На стволах такие бабки не срубить.

– А кто сказал, что стволы? – спросил Мозга. – Я не говорил, что стволы. Я сказал оружие.

– Танк, что ли?

– Бери круче.

– Ну тогда бронепоезд. Круче бронепоезда ничего нет. Там одного железа тысяч пять тонн…

– Нет, не бронепоезд. Авиабомбу.

– Может, состав бомб? Вместе с бомбардировщиком? И экипажем.

– Нет. Одну бомбу. Вернее, даже не бомбу, а начинку для бомбы. А если еще точнее, часть начинки.

– Брось. Бомбы столько не стоят. Бомбы – это железо и взрывчатка, которых в розницу – бери не хочу. За бомбу никто столько не даст.

– За эту дали.

– Ну и что это за бомба, которая дороже золота?

– Атомная, – очень спокойно сказал Мозга, – атомная бомба. Мощностью десять килотонн…

 

Глава 12

 

В детстве Мозга не был Мозгой. В детстве Мозга был недоумком. Именно так его звали отец, мать и старшие сестры. И именно на эту кличку он привычно откликался.

– У тебя две извилины! И обе прямые, – внушали ему окружающие.