Мастер взрывного дела – 5

 

Глава 14

 

Безработный Сидорчук Митрофан Семенович целыми днями сидел дома. Один. С утра до ночи сидел. Как сыч. Как впавший в зимнюю спячку медведь.

– Ну в магазин‑то он выходит? За маслом, молоком, картошкой, хлебом, наконец? – интересовался начальник президентской охраны. – Или святым духом питается?

– За хлебом выходит, – отвечал старший группы наружного наблюдения, – раз в день. Покупает в одном и том же магазине. Примерно в одно и то же время. Покупает и возвращается обратно домой.

– К нему кто‑нибудь приходит?

– Практически нет. За пять дней наблюдения: почтальон, доставляющий телеграммы, ошибся адресом. Агитатор. За какую‑то из партий. Сборщик подписей в поддержку кандидата по 111‑му избирательному округу. Соседка из квартиры напротив. Просила соли.

– Все?

– Все.

– Почтальона, агитатора, сборщика подписей проверили?

– Проверили. Все чисто. Почтальон работает в 217‑м отделении связи. Давно работает. Лет шесть. Телеграмма была предназначена для Петрова Юрия Владимировича, проживающего по адресу: Зеленая, 20‑44. Петров Юрий Владимирович работает в органах милиции после демобилизации из армии. Три года работает.

Агитатор – пенсионер. Член партии Народное Собрание. После известного адреса обошел еще около сорока квартир. Проживает…

Сборщик подписей Семенов Михаил Иванович. Студент. Подрабатывает на избирательном участке номер 96. Проживает…

Соседка по лестничной площадке Самойлова Евгения Семеновна. Одинокая. Муж умер пять лет назад. Не работает. Проживает по данному адресу более пятнадцати лет…

– Других контактов не было?

– Других не было.

– А на улице?

– Тоже ничего подозрительного. Но на всякий случай несколько входивших в контакт с наблюдаемым лиц проверили.

Трофимов Анатолий Иванович…

Михно Лев Григорьевич…

Самохина Зинаида Макаровна…

– А пропуск? Я просил узнать, кем и когда был выдан? Кто за него вносил ходатайство?

– Пропуск на имя Сидорчука Митрофана Семеновича никогда не выдавался, – ответил офицер, разрабатывавший данное направление.

– Как не выдавался?

– Не выдавался.

– Вы не ошибаетесь? Может, что‑нибудь перепутали? Или недоглядели?

– Никак нет. Пропуск на имя Сидорчука Митрофана Семеновича не выдавался. Мы отсмотрели списки за три года.

– А как же он… Черт! Где же он тогда его получил? Подчиненные начальника охраны Президента молчали.

– С охраной, которая на подходах, которая проверяет документы, беседовали?

– Так точно. Беседовали.

– Ну и что?

– Ничего. Они утверждают, что никаких отличий не заметили. Иначе бы задержали предъявителя. Говорят, что пропуск как пропуск. Никаких отличий. Все как положено.

– Мать твою! Где же он его взял?

– Может быть, подделка?

– Какая подделка? Там десять степеней защиты! И периодическая смена. Впрочем… Вполне вероятно, что все десять степеней не работают. Что с течением времени охрана устала, подходит к исполнению обязанностей формально. Народу‑то за день проходит сколько! В подобных условиях осмотр может быть формальным. Почему бы и нет.

– Значит, так. Организуйте проверку несения службы внешнего и всех прочих колец охраны.

– Всех?

– Нет. Только тех, кто досматривает документы. Пошлите пару человек с липовыми, но максимально похожими пропусками. В самый пик прохождения пошлите. Когда толкотня. А сами наблюдайте. Кто лопухнется, пропустит – под трибунал. И на всю катушку. Чтобы другие зрение тренировали. Чтобы не спали на постах как…

– Есть!

– Теперь по наблюдению. Усильте группу парой‑тройкой специалистов. Кем‑нибудь из тех, кто из бывшего КГБ. Кто всю жизнь смотрит.

И чтобы – в оба! Чтобы ни одну влетевшую или вылетевшую муху не пропустили. Чтобы с каждой полное досье сняли. Аппаратуру звуконаблюдения установили?

– Никак нет.

– Почему «никак»? Когда надо «как»!

– Мы не получали соответствующих распоряжений!

– Вы получили распоряжение разобраться с объектом. По полной программе. Какого ляха вам еще надо? Установить! Причем так установить, чтобы на каждый квадратный сантиметр! Вместо обоев!

– Могут возникнуть определенные трудности…

– Какие трудности?

– Объект практически не выходит из дома. А если выходит, то очень ненадолго. Мы не можем обработать помещение в его присутствии.

– Ну так сканируйте звук со стекол, пока не изыщете другие возможности.

– Данного класса аппаратура может использоваться только с вашего согласия.

– Считайте, что оно получено. Да, и еще, навесьте пару микрофонов на него. Чтобы мы каждую секунду знали, что он делает, с кем и о чем говорит. Ясно?

– Так точно!

– О любых изменениях по данному делу докладывать лично мне!

Ну не нравились начальнику президентской охраны люди, которые неделями не выходят из дома. А если выходят, то сразу – на встречу с Президентом страны. С «папой»!

Не нравятся – и все тут!

 

Глава 15

 

Гнусавый сидел в автомобиле. Уже час сидел. Потому что ехать было некуда. Куда надо, он уже приехал. Еще час назад. Теперь оставалось только ждать назначенного срока. Еще как минимум полчаса ждать.

Опять ждать! Разрешения зайти ждать!

Этой навязанной ему ночной гонкой, а потом этим бесконечным ожиданием «папу» города Краснозареченска ставили на место! А точнее, если не обманывать самого себя и окружающих, – ставили на колени! А может быть, и на четвереньки!