Мастер взрывного дела – 5

– Зачем пешком?

– Тут дело такое… Там, за леском, воинская часть. Полигон. Туда через пять минут подгонят технику. Ну, чтобы испытать, пострелять. Как вы просили. Если поехать на машине, то гораздо дольше. И могут заметить. А если напрямую – рукой подать. И никаких лишних глаз. Ну что, пошли?

– Раз так – пошли. Все вылезли из машины.

– Куда?

– Вон туда.

В направлении «вон туда» сплошной стеной стоял лес.

– Нам только этот перелесок пройти. А там сразу. Пошли. Ну не стоять же на опушке, как вон те обросшие опятами пеньки…

Ветки сомкнулись, и почти сразу же стала видна поляна, мало похожая на полигон. На поляне стояла еще одна иномарка. Совершенно не напоминающая ни танк «Т‑80», ни даже броневик. Но очень – иномарку шефа. Возле машины томились ожиданием четверо крупного телосложения парней. Они переминались с ноги на ногу, курили и о чем‑то переговаривались.

– А где же полигон? – наивно спросил представитель. И остановился.

Сзади, прямо за его спиной, встал шеф. И легонько подтолкнул вперед.

– Там полигон. Там. Сейчас увидишь полигон. Парни заметили вышедших на поляну людей и вразвалочку направились им навстречу.

– А это кто?

– Это? Это испытатели образцов. Недавние партнеры‑собутыльники отступили в тень деревьев.

– Мы того, – смущаясь, сказали они. – Тут дело одно. Нам надо. Мы забыли. Извини…

– Давай‑давай, шагайте, – поторопил их шеф. Собутыльники извинительно развели руками, еще один раз с жалостью взглянули на оставляемый ими среди обступивших его со всех сторон дюжих парней кейс и пошли назад.

– Что здесь происходит? – спросил представитель.

– То самое. Чемодан давай, – отозвался один из парней.

Представитель быстро оглянулся по сторонам, сунул руку в карман пиджака, вытащил и бросил далеко в кусты ключ от наручников.

– От гад! – выдохнул один из парней и побежал в направлении броска.

– Оставь! – крикнул ему вдогонку шеф. – Все равно в такой глухомани ни черта не найдешь. Тащи лучше зубило с молотком. Там, в багажнике, в ящике с инструментами, должны быть.

– Не, не получится. Хрен ее зубилом возьмешь, – покачал головой один из парней, взглянувший на цепочку. – Ее разве только автогеном.

– Где я тебе здесь автоген возьму?

– Не надо автогеном. Топором надо, – сказал еще один.

– Скажешь тоже! Топором стальную цепочку!

– Зачем цепочку? Вовсе даже не цепочку…

– Тоже верно…

Парни придвинулись к перепуганному до полусмерти представителю шейха. Чтобы уже испугать до смерти.

– Ну…

С дальней стороны поляны объявился дядька с грязной штыковой лопатой в руках. И с такой же грязной рожей.

– Эй! Мужики. Погодьте с делом, – закричал он издалека. – Мне бы вначале с оплатой.

– Уйди отсюда, – бросил через плечо один из парней.

– Что значит уйди? Вы сказали выкопать. Я выкопал. Два на метр. Как велели. Расплатиться бы надо. Как сговаривались. Литр. По пузырю за метр…

Значит, и яма уже была готова.

– Уйди, я тебе сказал, – с угрозой в голосе повторил парень. И повернулся.

– Да ладно ты. Дай ему. Все равно не отвяжется, – остановил его другой. – Слышь, дядя, возьми там, под задним сиденьем. Одну возьми.

– Почему одну? – возмутился «дядя».

– Потому что вторая после того, как закопаешь. Землекоп радостно побежал к машине. Парни надвинулись.

– Ну вот и все.

– Зря вы это, – предупредил представитель. – Меня хватятся. Выйдет международный скандал. Вас искать станут. А потом судить. По законам государства потерпевшей стороны. По законам великого и всемилостивейшего султана Абу‑Аба‑Уби Седьмого.

– И что нам выйдет по законам этого, всемилостивейшего?

– Если по совокупности, путем поглощения меньшего большим, то сперва публичная кастрация тупым серпом. Потом варка в кипящем масле.

– Чего варка?

– Всего остального варка.

– Не, мы к вам не поедем.

– Какая кастрация? Какая варка? Кого вы слушаете? – зло усмехнулся шеф. – Кто его хватится? Кто здесь в лесу его найдет? Кому он вообще нужен?

– Шейху.

– Шейх далеко. Мы ближе. Кончай его, ребята.

– Ну все. Молись своему Аллаху, – сказал один из парней, вытягивая из‑за спины тяжелую монтировку.

– Я не могу молиться Аллаху. Я Иванов. Православный. Такой же, как и вы. И должен напомнить, что согласно православию всякое зло воздается сторицей.

– А хоть и православный, – сплюнул парень с монтировкой и размахнулся.

Представитель инстинктивно отшатнулся, дернул вверх «дипломатом» так, что у того отлетели в стороны обе крышки, и уставил в лица нападавшей стороны дуло скорострельного автомата.

– Хорошая вещь, – похвастался он. – Вроде бы держишься за ручку чемодана, а кнопку нажал – и уже взведенного и готового к стрельбе шпалера. Из которого два отделения положить – как нечего делать.

Парни отпрянули.

– Стоять! – гаркнул представитель. И резко ударил каблуком ботинка назад. Попытавшийся достать его из‑за спины противник упал на землю и, крича, завертелся на месте.